На главную
Библиотека сайта
История развития жизни
Креационизм
Ссылки
Гостевая




Купить вышки туры Омега на molgao.su

“НАУЧНЫЙ КРЕАЦИОНИЗМ”: НАСКОЛЬКО ОН НАУЧЕН?

И. И. Дзеверин, П. В. Пучков, И. В. Довгаль, Н. М. Акуленко

Институт зоологии НАН Украины, Б. Хмельницкого 15, 01601, Киев-30, Украина

В науке проблема противостояния креационизма и эволюционизма давно считалась решенной. Тем не менее, именно ее религиозные апологеты в последние годы выдвинули на первый план. Вместо эволюционизма они пропагандируют креационизм – учение о творении Богом из ничего мира в целом, небесных тел, Земли и форм жизни; настаивают, что после творения эти формы далее не развивались либо деградировали. Креационисты утверждают, что эмпирические научные данные полностью подтверждают их учение, а не эволюционизм. Так ли это?

Здесь мы почти не касаемся частных вопросов, затронутых в других статьях сборника, а характеризуем методы, которыми креационисты ведут дискуссию, обосновывают свою позицию, опровергают оппонентов.

В "научном" креационизме особо активно направление, настаивающее на абсолютной истинности буквального толкования Библии. Его уместно назвать моррисианством, ибо оно детально сформулировано Г. Моррисом (1995), основавшим в 1972 г. центр фундаменталистской пропаганды - Институт креационных исследований в Сан-Диего (США, Калифорния). Моррис и его ближайшие сторонники - протестанты, но весьма сходные взгляды поддержаны некоторыми православными (Роуз, 1997; Алферов, 1998; Шестоднев…, 2000) и мусульманскими (Харун Яхья, 2000) апологетами.

Ключевые пункты фундаменталистского взгляда на мироздание (упомянутые работы; см. также: Головин, 1999а, 1999б; Сарфати, 2001; Тэйлор, 2000; Хэм и др., 2000; и мн. др.) таковы. История сотворения мира, описанная в книге Бытия, полностью соответствует действительности: мир сотворен в идеальном и законченом виде за 6 буквальных дней (т.е. 12 или 24 часа каждый) 6 тыс. или, самое большее, 10 тыс. лет назад; все чудеса Ветхого и Нового Заветов действительно имели место; до грехопадения Адама и Евы люди и все "животные с кровью" не страдали и не умирали; их смерть и страдания начались после этого грехопадения и были им вызваны; Всемирный Потоп состоялся за один год где-то между 8-ю и 4-мя тыс. л. до н. э.

Библия имеет, по мнению моррисиан, приоритет перед результатами научных исследований. "Научному" доказательству абсолютной истинности библейских текстов специально посвященны объемистые трактаты (напр., Bowden, 1998). Какая-либо самостоятельность научного исследования, даже в виде средневековой теории "двойственной истины", решительно отвергается (Моррис, 1995, с. 40-42). Предприняты попытки обелить фундаменталистов, инициировавших принятие в 1920-х гг. в ряде штатов США законов, запрещавших преподавание в школе теории эволюции, и затеявших в 1925 г. позорный "обезьяний процесс" (Головин, 1999а, с. 46-50). Решительно отвергаются любые сомнения в дословной истинности Библии. Подлинная наука, считают моррисиане, не противоречит христианству, но выросла из него, ибо все выдающиеся ученые были христианами. А вот идея эволюции, де, противоречит второму закону термодинамики, принципу причинности и другим законам природы. Доказательства реальности макроэволюции неверны. Многие из них сфабрикованы эволюционистами. Переходных форм нет и не было. Все отложения, рассматриваемые светской наукой как сформировавшиеся асинхронно за многие миллионы лет на протяжение ряда эр и периодов, возникли одновременно в результате Потопа. Геологическая "летопись" полна, неполнота ее - выдумка дарвинистов, спасающих ложную доктрину от фактов. Дарвин и другие эволюционисты стремились не к научной истине, а к компрометации христианства и пропаганде своих антинаучных, антихристианских суеверий. Результаты их деятельности - упадок морали, распространение расизма и тоталитарных идеологий.

Среди более "мягких" версий креационизма назовем интерпретацию, принятую свидетелями Иеговы и некоторыми православными авторами. Дни творения они отождествляют с длительными эпохами; сим продолжительность истории Земли сближается с установленой научными методами (Жизнь…, 1992; Ляшевский, 1996). Тем не менее структура концепции креационизма идентична во всех версиях. Они отличаются только числом уступок научному мировоззрению. Поэтому критика моррисианской концепции (см. другие статьи настоящего сборника) большей частью распространима и на прочие формы креационизма.

По стилю креационистские сочинения можно разделить на две группы.

Большинство их - публицицистика, хотя и с претензией на научность ввиду обилия цитат и ссылок (напр., Жизнь…, 1992; Моррис, 1995; Головин, 1999а, 1999б; Шестоднев…, 2000; Харун Яхья, 2000; Сарфати, 2001; Тэйлор, 2000; Хэм и др., 2000; и мн. др.). Налицо крайнее высокомерие, агрессивный тон, воинствующая нетерпимость и полная убежденность во владении абсолютной истиной. Оппонентов (не только "безбожных дарвинистов", но и верующих, признающих реальность эволюции) походя обвиняют в подтасовке научных данных, пропаганде расизма, других грехах, грозят им Божьими карами. Собственно научное содержание таких работ поверхностно и тривиально. В них нет или почти нет результатов собственных научных исследований креационистов, но фигурируют данные, заимствованные из работ эволюционистов. Эта информация тщательно отфильтрована: используются только данные, соответствующие фундаменталистской интерпретации Библии. Прочие замалчиваются или голословно отрицаются.

В креационистских опусах второго рода (напр., Бергман, Хоув, 1997; Юнкер, Шерер и др., 1997; Гипотеза…, 2000) наукообразие доведено до совершенства. В них обычно признается гипотетичность как креационизма, так и эволюционизма, не фигурируют ссылки на Библию как на доказательство тех или иных тезисов. Дарвинистов здесь не проклинают, а мягко критикуют за непризнание достижений креационистов, догматизм, нежелание признавать факты, подтверждающие креационизм. Однако при внимательном анализе таких работ мы и здесь видим все те же черты воинствующего фидеизма - игнорирование фактов, противоречащих креационизму, непроверенные утверждения, некорректное цитирование и т. п.

Общей чертой креационистских концепций является постоянное применение чисто демагогических приемов пропаганды. Приведем примеры некоторых креационистских полуправд и явных неправд.

"Истинно христианская вера не только не является препятствием науке, но, напротив, послужила ее фундаментом", ибо "организованность Вселенной можно объяснить лишь организованным Создателем" (Сарфати, 2001, с. 26; см. также: Головин, 1999б, с. 3-4; Моррис, 1995, с. 24; Тэйлор, 2000, с. 26-27). Действительно, мысль о некоей упорядоченности, или необходимости, которой подчинены явления природы, повлияла на принятое в науке понимание законов природы (Рассел, 1994, с. 28). Но она - не специфически христианская. В ее основе - вера в организованное, упорядоченное мироздание, характерная и для языческих народов древности, оказавшая значительное влияние на древнегреческую философию (Там же, с. 28, 121).

Невнимательность к фактам истории культуры сочетается у моррисиан с явной подменой понятий: вера в Бога не обязывает заодно верить в абсолютную истинность каждого слова Библии. Христианское мировоззрение действительно не мешает человеку быть хорошим ученым (плохим, кстати, тоже!), но это верно и для ряда иных мировоззрений. Ученые Древнего Мира были язычниками, но достигли выдающихся для своих времен результатов, не вполне дошедшим до нас, благодаря христианам-фанатикам, искоренявшим дохристианскую культуру. Сейчас китайские, японские, индийские ученые совершают открытия, не принимая для этого христианство. В СССР большинство ученых были атеистами. В Европе католическая церковь веками травила инакомыслящих; протестанты вполне унаследовали эту традицию, чему масса примеров (напр. Владимиров, Волков, 1982). Если Папы Римские в ХХ в. извинились за обскурантизм предшественников и за методы их борьбы с инакомыслием, то моррисиане скромно замалчивают подвиги Лютера, Кальвина и их паствы на "славных" поприщах борьбы с гелиоцентризмом, сжигания "ведьм" и ученых (например, сожжение М. Сервета по приказу Кальвина). А чего стоит моррисианское утверждение, будто Дж. Бруно сожгли "не за науку, а за оккультную практику" (Тэйлор, 2000, с. 36), если ученый этот был казнен именно "за науку": за "ереси" герметизма, гелиоцентризма и множественности звездных миров (Владимиров, Волков, 1982; Лернер, Госселин, 1987)? Люди обязаны помнить об известных и безвестных мучениках темных веков, о долгом и кровавом пути к временам, когда общество стало уважать свободу совести. Позор чернящим память жертв и обеляющим их палачей!

Библия - высший научный авторитет? Для моррисиан - бесспорно. Но почему с ними должны соглашаться ученые-материалисты, деисты (как, в частности, один из авторов этих строк), агностики, верующие не иудео-христианских конфессий, многочисленные либеральные христиане и иудеи, толкующие книгу Бытие небуквально? И где гарантия, что именно моррисиане, весьма вольно обращающиеся с текстом Писания (см. ниже), а не другие верующие (или даже неверующие) ученые-религиоведы толкуют Библию правильно?

Говорится ли в Библии о планете Земля? Почему боговдохновенна Библия, а не Авеста или Ригведа? Не довольствуясь честным: "Такова наша вера!", моррисиане усматривают в первой современные научные сведения, например указания на шарообразность Земли. Если верить Й. Тэйлору (2000, с. 34-37) и Д. Сарфати (2001, с. 93), то и "дела Галилея" не было бы, "если бы богословы не слушали ученого Птолемея", а внимали бы лишь Библии. Неужто и вправду язычник Птолемей надул богословов, а те знали Библию хуже Тэйлора?

"Внимая лишь Библии", убеждаемся, что разные библейские авторы представляли мироздание по-разному. Это естественно, ибо Библия - памятник культуры, создававшийся на протяжение более тысячи лет (Аверинцев, 1983, с. 272). Цитируя книгу Иова ("Он [Бог] распростер север над пустотою, повесил землю ни на чем", 26: 7-8; креационистскую интерпретацию см., напр., в: Хэм и др., 2000, с. 12), креационисты замалчивают прямо противоположные по смыслу высказывания ("Он основал ее [землю] на морях и на реках утвердил ее", Псалмы 23: 2), а указания о тверди (твердом куполе), под которой находятся земля и "воды", и над которой находятся другие воды, очевидно проливающиеся дождем через "хляби" или "окна небесные" (Бытие 1: 1-19), бездоказательно толкуют как сообщение об атмосфере и космическом пространстве (напр., Хэм и др., 2000, с. 172-173).

Нигде в Библии не сказано о Земле-планете - подвесить "ни на чем" можно и плоскую Землю! Допущение, что слово "хуг" в Исаия 40: 22 означает не "круг земли", а "Земной шар" (Моррис, 1995, с. 234) опровергается контекстом: "Он есть Тот, Который восседает над кругом земли, и живущие на ней - как саранча пред Ним; Он распростер небеса, как тонкую ткань, и раскинул их, как шатер для жилья". То есть автор книги Исаии, как и автор книги Бытие, считает небо шатром над землей, очевидно, все же плоской, как пол в шатре, или, в лучшем случае, слегка выпуклой. Еще одно "доказательство" Земли-шара (Моррис, 1995, с. 234): "Когда Он проводил круговую черту по лицу бездны" (Притчи 8: 27) свидетельствует, похоже, что у моррисиан и черта (т.е., линия) бывает шарообразной.

Указаний на гелиоцентризм и на то, что Солнце - рядовая звезда, не нашли в Заветах даже моррисиане. Напротив, в них недвусмысленно утверждается неподвижность Земли: "Ты поставил землю на твердых основах: не поколеблется она во веки и веки" (Псалмы 103: 5). Современные креационисты объясняют это высказывание тем, что "Псалтирь, в отличие от Бытия, - книга не историческая, а поэтическая. Следовательно, стихи из нее не были предназначены для того, чтобы быть основой для космологической модели" (Сарфати, 2001, с. 93) и должны трактоваться аллегорически. Это – не более чем увертка, ибо свою версию Всемирного Потопа моррисиане, включая самого Д. Сарфати, строят на буквальной трактовке того же Псалма 103 (Хэм и др., 2000, с. 175). Не случайно Г. Моррис утверждает, что и теперь трудно "доказать, что гелиоцентрическая система верна", ссылаясь на "компетентных астрономов", призывающих "вернуться к геоцентрической теории" (Моррис, 1995, с. 154; весьма детальное обоснование этой интересной точки зрения см., напр.: Bowden, 1998, p. 493-522). Так не будем же винить гонителей Бруно и Галилея в плохом знании Библии, а Птолемея - в обмане богословов, поднявших его на щит за научное обоснование библейского геоцентризма!

Наука и чудеса. "Господь … может вмешиваться в происходящее где и как Ему угодно" (Моррис, 1995, с. 72), останавливать действие законов природы; все чудеса обоих Заветов взаправду были (Моррис, 1995, с. 67-92; Тэйлор, 2000, с. 14-16).

Пускай: нельзя запрещать людям верить в чудесное. Но причем здесь наука, изучающая только естественные явления, а не сверхъестественные феномены? Почему моррисиане ищут чудеса в Библии, а не среди непознанных явлений, типа шаровой молнии? Не потому ли, что много других, прежде непонятных, явлений нашли естественное объяснение? Или потому, что библейские чудеса обычно непроверяемы? Моррисиане поступили бы честно, объявив, что не нуждаются в иных доказательствах своих идей, кроме Библии, и прекратив нападки на науку, которая требует доказательств несколько иного характера.

Принцип причинности и Первопричина. Фидеисты говорят, что раз любая причина - следствие другой причины, мы неизбежно приходим к Причине причин. Поскольку "следствие не бывает больше причины", Первопричина обязана быть больше всех следствий вместе взятых. Первопричина бесконечного пространства должна быть бесконечной, вечного времени - вечной, всеобщей упорядоченности - всеведущей и т. д. А этим свойствам отвечает только Бог Библии (Моррис, 1995, с. 27-30).

С последним тезисом едва ли согласятся поклонники Шивы, Ормузда, Ади-Будды, Маниту... Но более существенно то, что в действительности порой и ничтожная причина порождает огромное следствие. Кто бы мог предположить, что изгои, заселившие в IX в. до н. э. Палатинский холм, положили первый кирпич в основание могущества Рима? Что кучка простолюдинов с "Мейфлауэра" заложит основу США, этого "Рима" современности? Пусть мощь Рима росла затем за счет вливания в него соседних общин, потом - ближних и дальних народов; пусть США создали не столько потомки первопоселенцев, сколько таковые последующих иммигрантов со всего мира. Но ведь закваску-то эти, ставшие могучими, державы получили от тех малочисленных первых!

Разве из желудя не вырастает столетний дуб? - Ах, в желуде была "программа" на дуб, значит он, по моррисианской логике, изначально был "больше" дуба? Но ведь дуб ежегодно рождает тысячи желудей, запрограммированных стать дубами, если не помешают иные причины. Немногие возбудители, попав в восприимчивый организм, могут дать вспышку болезни, уносящую колоссальное число жертв. А непарный шелкопряд, опустошающий леса Северной Америки? Не происходят ли миллиарды его особей от немногих гусениц, привезенных из Европы и случайно унесенных ветром (Forbush, Fernald, 1896)? А колорадский жук? А огромные лесные пожары, вспыхивающие, порой, от тлеющей сигареты или от искры?

Можно возразить, что рост и размножение - следствия не одной причины, но многих, например, поедаемой растительной пищи, масса которой больше массы жуков или гусениц, эффективности их врагов и т. д.; что масштаб пожара определяет не первое пламя, а свойства горючего, погоды и пр. Но, в том то и дело! Редко, возможно, даже никогда причина не родит следствия в одиночку, а взаимодействует с другими причинами. В жизни имеем не моррисианские цепи из все более "уменьшающихся" причин и следствий, но переплетающиеся сети причин больших и малых. Мы не знаем, восходят ли эти сети к Первопричине или никогда не имели начала.

Прогрессивная эволюция и второе начало термодинамики. Креационисты считают, что последнее исключает первую (Моррис, 1995, с. 195-200; Хэм и др., 2000, с. 20-21; Шестоднев…, 2000, с. 43, 183-184). Призываем физиков и биофизиков высказаться по этому вопросу. Сами же ограничимся замечанием, что "в эволюции организмы снижают энтропию, то есть увеличивают свою упорядоченность естественным отбором особей, наиболее успешно разрушающих внешнюю среду, то есть повышающих ее энтропию" (Шмальгаузен, 1972, с. 13) в полном согласии со вторым началом термодинамики.

Эволюционизм - тоже религия, основанная на вере в то, что не было ни Творения, ни прочих чудес (Головин, 1999а; Шестоднев…, 2000, с. 45-47, 111-113, 154-158). Пускай. Но у нас нет априорно непогрешимых суждений, недоступных прямой или косвенной проверке фактами. Ни идеи Дарвина, ни какие бы то ни было иные идеи не суть истины в последней инстанции, но постоянно испытываются на прочность новыми исследованиями, ревизуются, уточняются в границах своей применимости.

Мир создан за шесть дней, шесть или десять тысяч лет назад? Г. Моррис считает, что Вселенная молода, но, чтобы функционировать, она кажется старой. "Адам и Ева были сотворены взрослыми <...> деревья <...> плодоносящими, свет звезд уже пронизывал пространство" (Моррис, 1995, с. 165).

Да, перед нами - величайшее чудо. Но почему не объявить вслед за Ф. Госсом (Gosse, 1857; цит. по: Давиташвили, 1940, с. 11), что все свидетельства мнимых древности и эволюции Вселенной, Земли и жизни сотворены для проверки "крепости веры"? Тогда вообще отпадет нужда в компромиссах и дискуссиях с дарвинистами! Видимо, моррисиан удерживает от этого шага то, что Создатель покажется уж слишком коварным, даже злокозненным. Окажется, что Он оставил множество следов эволюции во всех органах, структурах, белках и генах ныне живущих существ (Дзеверин, Пучков, настоящий номер), а геологам - "подбросил" в правильном порядке окаменелости миллионов существ, включая ряды форм, все более сходных с современными лошадьми, людьми и слонами; создал во льдах Антарктиды, осадках севера Атлантики, Байкала и ряда озер Европы годичную слоистость для сотен тысяч тыс. лет, плюс сотворил в этих льдах и осадках видимость синхронных изменений климата (Пучков, Дзеверин, настоящий номер).

Эволюционистские подтасовки и фальсификации? В этом списке у креационистов фигурируют пильтдаунский череп, зуб "человека из Небраски", геккелевские методы обоснования биогенетического закона, реже - другие находки и трактовки (см., напр., Головин, 1999а, Хэм и др., 2000; Сарфати, 2001; Шестоднев…, 2000).

Однако пильтдаунскую подделку разоблачили не креационисты, а эволюционисты. Популярность она обрела не как ключевое свидетельство обезьяньих корней человека, а как доказательство якобы исконного превосходства британской расы над прочими. Для научной теории антропогенеза пильтдаунский череп, напротив, составлял неразрешимую проблему, поскольку не укладывался в ее модели, основанные на совокупности остальных находок (Джохансон, Иди, 1985, с. 39-42, 61-63, 74; Ларичев, 1981, с. 285-330).

За зуб "небрасского человека", плиоценового гоминида, якобы обитавшего на территории современных США, был ошибочно принят в 1922 г. зуб вымершей в Северной Америке пекариевой свиньи Catagonus. Ошибка досадная, но понятная, учитывая сходство тупобугорчатых коренных зубов свиней и гоминид. Исправили ее в 1927 г. сами же допустившие ее ученые (Нестурх, 1970, с. 105).

Геккель, как утверждают креационисты, "обманным путём исказил изображения эмбрионов, пытаясь усилить их внешнее сходство" (Хэм и др., 2000, с. 117). Однако сходство эмбрионов животных разных классов - эмпирический факт, не зависящий от Геккеля. Оно хорошо видно, кстати, на микрофотографиях, приведеных моррисианами для демонстрации геккелевских фальсификаций (Хэм и др., 2000, с. 118; Сарфати, 2001, с. 82). Выявлено оно учеными-креационистами задолго до Дарвина и Геккеля (закон Бэра) и с тех пор подтверждено многократно. Признают его, что самое интересное, и современные креационисты (Гипотеза…, 2000, с. 214-215; Хэм и др., 2000, с. 118-120). Что же до Геккеля, то его интерпретацию эволюции эмбриогенеза современные ученые считают поверхностной, воспринимают скептически, но отнюдь не оспаривают самих фактов зародышевого сходства (Рэфф, Кофмен, 1986).

Теория эволюции и расизм. Креационисты видят в дарвиновских принципах борьбы за существование и выживания более приспособленных теоретическую основу расизма и даже нацизма (Головин, 1999а; Тэйлор, 2000; Хэм и др., 2000; Хэм и др., 2001; Шестоднев…, 2000, с. 113-117): "Дарвиновская теория эволюции, по сути своей - расистская философия, которая учит, что различные группы, или "расы" людей произошли в разное время и развивались с разной скоростью, так что некоторые из них стоят ближе к своим обезьяноподобным предшественникам, чем другие" (Хэм и др., 2001, с. 49). Такие заявления свидетельствуют или о полном непонимании сути дарвинизма, или о крайней недобросовестности моррисиан.

Ч. Дарвин привел множество фактов, свидетельствующих о ложности расизма. По его мнению "все расы сходны между собой в стольких несущественных подробностях строения и в таком большом числе умственных способностей, что эти сходства можно объяснить только унаследованием от общего прародителя, и прародитель, отличавшийся такими особенностями, мог, по всей вероятности, по праву называться человеком" (Дарвин, 1953, с. 647). Он склонялся к мысли, что расовые различия сформированы не естественным, а половым отбором по несущественным особенностям (Там же, с. 302-303). Страницы "Происхождения человека", посвященные истреблению туземцев колонизаторами (Там же, с. 289-297), написанные в обычном для Дарвина объективистском стиле, читаются, тем не менее, как приговор расизму и производят куда большее впечатление, чем моррисианские опусы на ту же тему (Хэм и др., 2001). Сходных с дарвиновскими взглядов на человеческие расы придерживалось и придерживается большинство эволюционистов.

Были, конечно, безуспешные попытки оправдать расовую дискриминацию биологическими аргументами, но ведь и библейские тексты использовались для сходных целей! Даже Й. Тэйлор признает, что ведущий теоретик рабовладения и наукообразного расизма первой половины XIX в. С. Д. Мортон был верующим христианином (Тэйлор, 2000, с. 291-293). И позже расисты в США искали оправдание своей деятельности в библейских доктринах и недвусмысленно поддерживали антиэволюционные акции христианских фундаменталистов (Moore, 2001).

Идеологические корни фашизма - отдельная тема. Отметим только, что сходство фашистских доктрин борьбы рас, расовой гигиены и выведения новой расы сверхлюдей с дарвиновским индивидуальным соревнованием весьма отдаленное. Фашисты опирались на иррациональную философию расы и крови, а не на дарвинизм.

Кто “подлинный автор” теории эволюции? – Дарвин? Ламарк? Незаслужено забытый Каверзнев? Гераклит? Безвестный дикарь, первым додумавшийся до тотемизма? Ни за что не угадаете! “Настоящий же автор...” всех форм “эволюционизма” и всех небиблейских религий “... конечно, сатана, который надеется вытеснить Бога с небесного престола” (Моррис, 1995, с. 100). Это он “изобрел теорию эволюции и пользуется ею” для “обмана народов”, он внушает, что жизнь возникла из воды, ибо в первозданных космических водах “обрели сознание створенные Богом ангелы” (Там же, с. 100). Оказывается Дарвин “стал инвалидом” из-за того, что “утратил веру в Бога, Библию и сотворение”, а признание истинности эволюции, якобы, несовместимо с подлинным христианством (Моррис, 1995, с. 100-103; см. также: Тэйлор, 2000, с. 148-149).

Эти откровения вызывали бы улыбку, если бы не писались на полном серьезе в книгах, претендующих на научность. Так и хочется воскликнуть: В каком веке мы с вами живем, господа!

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Свои концепции моррисиане и прочие фидеисты не без успеха пропагандируют уже несколько десятилетий. Ситуация вовсе не безобидна, как думают многие наши коллеги, не соприкасающиеся с учащейся молодежью и учителями. Креационисты напористо проводят свои идеи в названнных и других книгах, брошюрах, видеофильмах. Их издания многочисленны, многотиражны, прекрасно оформлены, вопреки их заявлениям о скудости средств и дискриминации со стороны властей и ученых-эволюционистов. Стиль их доходчив: "здесь копьем послужит слово заостренное схоласта" (Г. Гейне). Они используют, как мы видели, а) объективные факты, вырванные из контекста научных результатов; б) цитаты из Библии, тоже зачастую вырванные из контекста; в) передергивания и подтасовки для увязки фактов с бредовыми идеями; г) заверения в безнравственности эволюционизма и его сторонников, связи этой идеи с сатаной, и, следовательно, в нравственности и богоугодности креационизма.

Эти манипуляции создают у неискушенной аудитории впечатление, что моррисиане - бескорыстные борцы за истину, а эволюционисты, в лучшем случае, - жалкие консерваторы, в худшем же - прислужники Сатаны и Мамоны (хотя на постсоветском пространстве дарвинизм давно уже и непрестижен и материально невыгоден!); что касается Библии, то она, де, во всем подтверждена современной наукой. Умелая пропаганда, эксплуатирующая наши трудности, приносит плоды. Все больше школьников, студентов, людей постарше разделяет взгляды моррисиан; все громче призывы отменить преподавание в школах и вузах "опровергнутой" теории эволюции либо излагать ее наряду с "научным креационизмом в пределах того же количества часов". Креационистам содействует и тенденция к сокращению часов, отведеных на преподавание курса эволюционизма на биофаках многих вузов вплоть до полного исключения из программ обучения под предлогом якобы неактуальности или устарелости. Это затрудняет формирование у будущих биологов научного мировоззрения, несовместимого с принятием каких-либо идей просто на веру, без проверки, тем более, несовместимого с мракобесием любого толка.

Здесь не место анализировать социальные и экономические причины нынешних успехов фидеизма в мире и, особенно, в постсоветских странах. Всё, в общем, очевидно. Не в нашей власти устранить экономические трудности, помешать возмутительной дискредитации нравственных ценностей, аморальности чиновников, пропаганде средствами массовой информации культов наживы и силы, успеха любой ценой, отвратительных для человека с неатрофированной совестью. Люди, не находящие защиты, помощи, утешения ни у государства, ни друг у друга, зачастую находят их в общинах. Можно было бы порадоваться за них, если закрыть глаза на очевидный факт - религиозные лидеры "мягко стелют" не для спасения наших душ, но для вполне земных целей: набрать побольше сторонников, завоевать прочные, а в идеале господствующие, экономические и идеологические позиции в возможно большем количестве стран. И сторонники им нужны слепо верующие, не сомневающиеся, с чем, видимо, и связана массированная атака на научное мировоззрение. Всё более масштабная взаимная поддержка государства и церкви в странах Восточной Европы - показатель того, что планы религиозных лидеров вполне выполнимы.

Всеобщее навязывание религии - отнюдь не возвращение к истокам культуры, а всего лишь очередная замена одной официальной идеологии на другую. Этим пользуются религиозные фундаменталисты, в том числе и выдающие себя за независимых исследователей. Вряд ли они серьезно рассчитывают поколебать убеждения настоящих ученых. Однако на публику, лишенную профессиональной подготовки (в том числе чиновников), которая ждет чудес в равной мере и от науки и от религии, они вполне способны произвести впечатление своей демагогией.

И вот в этом то и состоит главная опасность. Дело в том, что мы живем в государствах с централизованным управлением, в том числе наукой и образованием. Соответственно, достаточно "впечатлить" недалекого, но достаточно высоко сидящего чиновника, а он уже - способен одним росчерком свести на нет усилия многих интеллектуалов. Пример этому - история лысенковщины. Антинаучные концепции, подобные лысенковской, выдвигались и выдвигаются во многих странах. Однако только в СССР, где наукой управляли директивными методами, лженаучная доктрина смогла стать господствующей, что имело разрушительные последствия. То же вполне возможно и с креационизмом. Отечественная наука уже пострадала от лысенковщины и не до конца от этого оправилась (это тема отдельного разговора). Второго пришествия мракобесов она может и не выдержать.

Не драматизируя ситуацию, полагаем, тем не менее, что ученые, не проникшиеся креационистской "благодатью", должны уточнить, что креационизм не лучше, но много хуже эволюционизма согласуется с фактами, что именно поэтому креационисты передергивают исходные данные, подменяют понятия, прибегают к полуправдам, подтасовкам, откровеной лжи, а следовательно, должны считаться не учеными, но недобросовестными пропагандистами. Наша задача - предоставить пищу для размышлений колеблющимся между эволюционизмом и креационизмом: разумно ли из-за нерешенных проблем теории эволюции и биологии в целом (а в какой области знаний их нет!) возвращаться к идям, достойным средневековья?

"Научный креационизм" нехорош не тем, что отвергает идею эволюции. Идею такого масштаба как раз полезно проверить на прочность. Плохо, что креационисты заранее знают ответ и подгоняют под него всю задачу. Но могут ли они поступать иначе? Едва ли, ведь их задача сугубо пропагандистская - создание респектабельного научного имиджа для фидеизма. "Научный креационизм" с его уверенностью во владении абсолютной истиной, безответственной саморекламой, попытками диктовать ученым, как, чем и с каких позиций им надлежит заниматься - это необходимая составная часть такой пропаганды и зловещая иллюстрация того, какой может стать культура, если эта пропаганда достигнет реальных успехов.

Мы благодарны А. Г. Котенко, А. Н. Пиндрусу (Ин-т зоологии НАН Украины, Киев), В. Г. Сурдину (ГАИШ МГУ, Москва), Н. М. Борисову (Ин-т ядерной безопасности и защиты, Фонтене-о-Роз, Франция), С. Л. Головину (Христианский научно-апологетический центр, Симферополь), А. В. Лисовскому, А. А. Титову и В. П. Турову (Международный Соломонов ун-т, Киев), К. С. Малышевой, Е. В. Каменевой, О. С. Самаре (Нац. ун-т “Киево-Могилянская Академия”, Киев), Р. Муру (Миннесотский ун-т, Миннеаполис, США), В. С. Ольховскому (Ин-т ядерных исследований НАН Украины, Киев), А. Е. Горяинову (фонд “Детский дом”, Евпатория), за обсуждение проблематики современного креационизма, тех или иных положений настоящей статьи, ценные рекомендации, а также предоставление необходимой литературы.

Аверинцев С. С. Древнееврейская литература // История всемирной литературы. Т. 1. М.: Наука. 1983. С. 271-302.

Алферов Т. Опыт преподавания научного креационизма в старших классах гимназии г. Гатчины // Человек и христианское мировоззрение. 1998. Вып. 3. С. 260-264.

Бергман Д., Хоув Д. Рудиментарные органы: зачем они нужны. Пер. с англ. Симферополь: Христианский научно-апологетический центр. 1997. 112 с.

Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. М.: Издание Московской Патриархии. 1968. 1372 с.

Владимиров С. В., Волков В. А. Разум против догмы. М.: Наука, 1982. 166 с.

Гипотеза Творения: Научные свидетельства в пользу Разумного Создателя. Пер. с англ. Симферополь: Христианский научно-апологетический центр. 2000. 336 с.

Головин С. Л. Эволюция мифа: Как человек стал обезьяной. Изд. 2-е, доп. Симферополь: Христианский научно-апологетический центр. 1999а. 96 с., ил.

Головин С. Всемирный потоп: Миф, легенда или реальность? Популярное введение в библейский катастрофизм. Изд. 3-е, перераб. и доп. Симферополь: Христианский научно-апологетический центр. 1999б. 80 с., ил.

Давиташвили Л. Ш. Развитие идей и методов в палеонтологии после Дарвина. М.-Л.: Изд-во АН СССР. 1940. 264 с.

Дарвин Ч. Сочинения. Т. 5. [Пер. с англ.] М.: Изд-во АН СССР. 1953. 1040 с.

Джохансон Д., Иди М. Люси: Истоки рода человеческого. Пер. с англ. М.: Мир. 1984. 296 с.

Жизнь – как она возникла? Путем эволюции или путем сотворения? Watch Tower Bible and Tract Society of Pennsylvania. 1992. 256 p.

Ларичев В. Е. Сад Эдема. -- М.: Политиздат, 1981. -- 400 с.

Лернер Л. С., Госселин Э. А. Галилей и призрак Джордано Бруно // В мире науки. 1987. № 1. С. 80-88.

Ляшевский С. Опыт согласования современных научных данных с библейским повествованием в свете новейших раскопок и исследований // Библия и наука: богословие, астрономия, геология, палеонтология, археология, палеогеография, антропология, история с элементами других наук. М.: Неопалимая купина. 1996. С. 5-243.

Моррис Г. Библейские основания современной науки. Пер. с англ. СПб.: Библия для всех. 1995. 480 с.

Нестурх М. Ф. Происхождение человека. Изд. 2-е, перераб. и доп. М.: Наука. 1970. 440 с.

Рассел Б. История западной философии. [Пер. с англ.] Новосибирск: Изд-во Новосиб. ун-та. 1994. Т. 1. 464 с.

Роуз С. Православный взгляд на эволюцию. М.: Изд-во Свято-Введенского монастюря Оптиной пустыни. 1997. 96 с.

Рэфф Р., Кофмен Т. Эмбрионы, гены и эволюция. Пер. с англ. М.: Мир. 1986. 404 с.

Сарфати Д. Несостоятельность теории эволюции. Руководство для учеников, родителей и преподавателей, опровергающее современные аргументы в пользу эволюции. Пер. с англ. Симферополь: Христианский научно-апологетический центр. 2001. 136 с.

Тэйлор Й. В умах людей. Дарвин и новый мировой порядок. Симферополь: Христианский научно-апологетический центр, СОНАТ. 2000. 552 с.

Харун Яхья Обман эволюции: Научный крах теории эволюции и ее идеологическая подоплека. Стамбул: OKUR. 2000. 208 с.

Хэм К., Виланд К., Баттен Д. От одной крови. Библейский подход к расизму. Пер. с англ. Симферополь: Христианский научно-апологетический центр. 2001. 160 с.

Хэм К., Сарфати Д., Виланд К. Книга Ответов расширенная и обновленная. Ответы на двадцать наиболее часто задаваемых вопросов о Сотворении, эволюции и Книге Бытия. Пер. с англ. Симферополь: Христианский научно-апологетический центр. 2000. 282 с.

Шестоднев против эволюции: В защиту святоотеческого учения о творении (Сборник статей). М.: Паломникъ. 2000. 304 с.

Шмальгаузен И. И. Факторы прогрессивной (ароморфной) эволюции = снижения энтропии // Закономерности прогрессивной эволюции. Л. 1972. С. 5-24.

Юнкер Р., Шерер З. и др. История происхождения и развития жизни. Основные положения и понятия для уроков биологии. [Пер. с нем.] СПб.: КАЙРОС. 1997. 264 с.

Bowden M. True science agrees with the Bible. Bromley: Sovereign Publications. 1998. xiv+559 p.

Forbush E. H., Fernald C. H. The Gypsy Moth. -- Boston, 1896. -- 495 p.

Moore R. Racism, creationism, and the Confederate flag // The Negro Educational Review. 2001. V. 52. No. 1-2. P. 19-28.