На главную
Библиотека сайта
История развития жизни
Креационизм
Ссылки
Гостевая
ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ ЛЕТОПИСЬ И РАДИКАЛЬНЫЙ "НАУЧНЫЙ" КРЕАЦИОНИЗМ

П.В. Пучков, И. И. Дзеверин

Институт зоологии НАН Украины, Б. Хмельницкого 15, 01601, Киев-30, Украина

Религиозные апологеты, в особенности радикальные "научные" креационисты Г. Моррис и его соратники (которых мы для простоты называем моррисианами), настаивают, что буквальное толкование Библии, полностью подтверждается данными современной науки (Моррис, 1995; Юнкер, Шерер, 1997; Тэйлор, 2000; Хэм и др., 2000; Сарфати, 2001; и мн. др.). Насколько согласуются с фактами такие их положения, как юный возраст Земли, одновременное возникновение разных форм жизни, отсутствие "переходных звеньев", отрицание дарвиновского понимания неполноты геологической летописи, ее возможностей и ограничений для восстановления истории жизни?

ВОЗРАСТ ЗЕМЛИ

Почти все геологи и астрофизики считают, что Земле более 4-х млрд. лет, радикальные креационисты-моррисиане - что 6 тысяч или, самое большее, 10 тысяч лет. Высказывания умеренных креационистов (Жизнь..., 1992), пытающихся примирить библейскую версию с научными данными, моррисиане решительно осуждают. Кто прав?

"Сила" креационистов. Для них нет проблем; их "единственный ... достоверный способ узнать точный возраст Земли - услышать о нем из уст Бога" (Моррис, 1995, с. 254). Он, де, сказал об этом в Библии, перечислив годы жизни и рождения патриархов от Адама до Авраама. Вот откуда эти шесть или, с учетом допускаемых моррисианами пропусков в родословных, 10 тысяч лет. Отсюда научные данные о древности Земли заранее объявляются недостоверными и утверждается: "природа ... предоставила ... доказательства" ее молодости (там же). Какие?

Письменные источники. "Возраст документов ... Египта, Шумера, ... и других" древнейших государств "не превышает нескольких тысяч лет" (Моррис, 1995, с. 249); "... ни одна из летописей ... не указывает большей даты сотворения, чем 7 тыс. лет до Р.Хр." (Тэйлор, 2000, с. 313).

Это сродни измерению шестом глубины океана! Ведь до "4-х тыс. лет до Р.Хр." письменности не было вовсе (Всемирная..., 1955; Diamomd, 1998).

Число людей. Земля молода, ибо при современных темпах прироста потомство даже пары людей достигло бы нынешней численности за 1-2 тысячи лет, а "мир ... может прокормить более 50 миллиардов человек". Раз голод, болезни и войны, не прервали прирост в XX в., они не прервали б его и раньше (Моррис, 1995, с. 412-417).

Внешне убедительно, а по сути неверно: замалчивается, что в ХХ веке смертность снизилась на порядки ввиду прививок от дифтерии (убивала в Европе XIX века половину детей до года и многих старше!), полиомиелита и ряда других болезней, обуздания оспы, чумы, холеры, малярии, снижения смертности от тифа и ряда прочих болезней, улучшения санитарных условий в большинстве стран, прогресса социальных механизмов снижения последствий войн и голода на внутри- и межгосудаственном уровнях. Ни слова о том, что, по ряду причин, плотность населения у "охотничьих племен" стабилизирована на очень низком уровне, и, что до неолита так было всюду (Рамад, 1981; Ламберт, 1991; Diamomd, 1998).

Ниагарский водопад отступает скорее, чем считал Лайелль, из чего следует, что Ниагарскому ущелью не 35, а лишь 12 или даже 7 тысяч лет (Тэйлор, 2000, с. 97-100).

Даже если так, река до начала образования ущелья могла течь по иному руслу; более того - до исчезновения в регионе льдов последнего ледниковья (в диапазоне от 12 до 8 тыс. лет назад по разным оценкам) гидрологический режим здесь не мог не быть совершенно иным, чем теперь.

Метеориты. Их было бы много в осадочных породах, накапливайся те миллионы лет, но их там нет (Тэйлор, 2000, с. 361-363).

Неправда: метеориты и их следы есть в слоях разного возраста (Пугач, Чурюмов, 1987). Находки нечасты, ибо: а) большинство метеоритов сгорает в воздухе или от удара о землю; б) не все древние метеориты надежно отличимы от "земных" камней; в) метеориты разрушаются и метаморфизуются, наряду с вмещающими породами.

Слой лунной пыли всего 3-5 мм, а не 18 м, предсказанные по количеству космической пыли, выпадающей на Землю за год, возрасту Луны, близкому земному и отсутствию на Луне поглощающих пыль почв, ветров и воды. Значит, оба небесных тела молоды (Тэйлор, 2000, с. 362).

В действительности не смягченное атмосферой и влагой излучение Солнца ("солнечный ветер"), а также колоссальные суточные перепады температур на Луне не только разрушают породу, но и своеобразно сплавляют и спрессовывают ее в особое состояние - реголит (Зигель, 1976). На Марсе иные условия и пыли там очень много (Пугач, Чурюмов, 1987).

Уменьшение магнитного поля Земли, измеряемого с 1833 г., шло с постоянной скоростью в следующие 135 лет; поэтому 1400 лет назад оно было вдвое, а 7000 лет назад - в 32 раза сильней, чем теперь. 10000 лет назад оно было, исходя из данной экстраполяции, "недопустимо большим". Раз так, 10 тысяч лет - максимально возможный возраст Земли (Моррис, 1995, с. 252; Тэйлор, 2000, с. 365-369).

Более чем вероятно, что ослабление и усиление этого поля - колебательный многолетний процесс, связанный с изменениями активности Солнца и другими причинами. А если магнитное поле впрямь было вначале столь жутким, то как согласовать это с заверениями креационистов (напр. Моррис, 1995, с. 114) , что первозданный мир был "хорош весьма" и начал деградировать только вследствие грехопадения Адама и Евы?

Рост содержания 14C. По некоторым данным радиоуглерод образуется из азота под воздействием космического излучения в 1,5 раза быстрей, чем распадается в био- и геосфере. Если процессы и раньше шли с такой скоростью, то имеющееся соотношение 14C и N указывает, что Земле 10 тыс. лет (Моррис, 1995, с. 253).

Даже если так обстоит теперь, невероятно, что 14C всегда возникал скорее, чем распадался, ибо интенсивность космического излучения непостоянна в силу циклических изменений активности Солнца и других причин. Кроме того неизвестно, насколько усиливает теперь поступление 14C и других радиоактивных элементов деятельность человека (ядерные испыния, аварии атомных станций и пр.).

[Замечaние. О том, как усливают поступление 14C ядерные испыния, как раз известно. Известно так же, что тот рост содержания 14C в 1950-е г.г., который креационисты посчитали «свидетельством молодости Земли», был обусловлен именно ядерными испытаниями. См., напр., Борисoв Н.М. Христианский взгляд на мироздание или распространение слухов? – Первое сентября. Физика, N 44, 2001]

Другие оценки. Возраст Земли оценивали в 100 (Джолли по содержанию в океане NaCl и скорости приноса ее туда реками) и 400 млн. лет (Кельвин по охлаждению Земли от поверхности вглубь и др.); эти оценки - "слишком малы" для дарвинистов (Тэйлор, 2000, с. 318-319), ... но и слишком велики для моррисиан с их тысячелетиями! И почему надлежит доверять именно этим оценкам?!

"Слабость" науки. Все способы датирования имеют ограничения, значимость которых зависит от ряда условий. Многое остается неясным, велики разногласия по границам применимости каждого метода. Отсюда - расхождения в оценках возраста образцов и сроков событий.

Радиометрические методы. Один из показателей древности Земли - оценки возраста горных пород и окаменелостей по скорости распада радиоактивных элементов, не зависящей от температуры, давления, прочих факторов. Методы эти небезупречны. Не всегда установимо, сколько исходных и производных элементов было вначале, сколько добавилось их в образцы затем из посторонних источников. Моррисиане настаивают, что радиометрии нельзя доверять (Моррис, 1995, с. 249-259; Тэйлор, 2000, с. 325-349, 355), хотя и нисколько не гнушаются использовать радиометрические даты, укладывающиеся в искомые тысячи (Моррис, 1995, с. 255; Тэйлор, 2000, с. 342-344, 354).

Неправомерно из-за ошибок, неизбежных в любой науке, перечеркивать достижения целой отрасли знаний. Методики совершенствуются, ряд ошибок исправлен. Так, изобретены способы очистки образцов от "молодого" посмертного радиоуглерода (Вартанян, устное сообщение); иногда радиоуглеродные данные корректируют термолюминисцентными (Roberts, Jones, 1991/1992) либо иными способами абсолютного датирования (Lister, 2001). Главное же, юный возраст Земли противоречит не только радиометрии.

Донные осадки и полярные льды. Специалисты считают, что слоистость осадков севера Атлантики, Средиземного моря, Байкала, некоторых озер Европы и Африки обычно отражает смену сезонов года; подсчитаны слои, соответствующие где десяткам, где сотням тысяч, где - до трех миллионов лет (напр. Thouveny et al., 1994; McManus et al., 1994; Colman et al., 1995; Adkins et al., 1997; Follieri, Magri, 2001).

Моррисиане приписывают такие осадки Потопу, ибо отложения катастрофических паводков и потоков с переменной силой течения, несущих продукты сбросов и извержений, тоже часто слоисты (Моррис, 1995, с. 306-331; Хэм и др., 2000, с. 201). По их мнению полярные льды возникли в год Потопа, состоявшегося где-то между 4-мя и 8-ю тысяч лет назад (Головин, 1999; Морррис, 1995; Тэйлор, 2000). Якобы бурение "антарктических и гренландских" льдов обнаружило четкую годичную слоистость лишь для последних нескольких тысяч лет. "Ниже ... слои становятся менее отчетливыми, ... они были созданы иными механизмами - например отдельными ураганами ... за время краткого 500-летнего периода после ... Потопа" (Хэм и др., 2000, с. 207).

Это - подтасовка. Бурение гренландских льдов показало четкую годичную слоистость для более чем 100 тыс. лет; глубже подсчет невозможен не из-за "ураганов", а из-за текучести льда у подножия ледника, истончения, слияния, деформаций слоев; неведомо сколько древнейших слоев уплыло в океан; антарктическое же бурение дало около 400 тыс. годичных слоев (Petit et al., 1997; Alley, Bender, 1998). Свойства упомянутых льдов и осадков определяются климатическими условиями их формирования. Так вот, льды Антарктиды, четвертичные осадки в ряде точек Атлантики и Байкала обнаруживают аналогичные пачки слоев, согласно свидетельствуя о синхронном и неоднократном чередовании крупных (ледниковья и межледниковья) и меньших (стадиалы и интерстадиалы) потеплений и похолоданий (op. cit.; McManus et al., 1994; Colman et al., 1995; Adkins et al, 1997). Это отражает общепринятую схему ряда длительных потеплений и похолоданий, подтверждаемую и "сухопутными" данными (Сиренко, Турло, 1986), а не моррисианскую модель только одного оледенения севера Америки и Евразии после Потопа, длившегося, якобы, всего 700 лет.

По слоистости установима лишь малая часть возраста Земли. Льды и озера не вечны. Отложившиеся породы разрушаются или метаморфизуются. Осадки ряда мезозойских и кайнозойских озер накоплялись десятки и сотни тысячелетий, но время после осушения неустановимо (Кэрролл, 1993, с. 143).

Оценки астрономов, опирающиеся на методы, совершенно независимые от вышепомянутых, исчисляют возраст известной нам части Вселенной миллиардами лет (Мухин, 1987; Пугач, Чурюмов, 1987; Сурдин, 2001).

Таким образом, даже если все изотопные методы придется отвергнуть, Земля не помолодеет. Просто мы не сможем сказать, насколько она стара. Раз так - есть время для эволюции!

СВИДЕТЕЛЬСТВА ПАЛЕОНТОЛОГИИ

Палеонтологическая (геологическая) "летопись". Будь формы жизни созданы сразу, все они попадались бы в окаменелостях, начиная с древнейших пород. Но в последних - только прокариоты. По мере приближения к нашим дням появляются все более сложные и все более сходные с современными формы (напр., Шиманский, 1987). Это согласуется либо с повторными творениями таких форм, либо с эволюцией, но не с однократным творением, за которое ратуют моррисиане.

Идею многократных творений выдвинули в XIX в. как раз для согласования креационизма с фактами истории Земли. Предполагалось, что глобальные катастрофы временами полностью уничтожают фауну и флору, после чего Творец создает жизнь снова. Оставалось необъясненным, почему с каждым творением появлялись все более сложные организмы: нельзя ведь, не впадая в ересь, допускать, что Создатель учился на своих ошибках, с каждым разом творя все качественнее. К тому же, по мере развития палеонтологии, обнаруживались все новые флоры и фауны. Чтобы включить их в историю Земли, отрицая при этом превращения одних форм в другие, допускали все больше катастроф и творений. В 1849 г. А. Д'Орбиньи выделил 27 ярусов истории Земли и, соответственно, 27 актов творения, а в 1858 г. Л. Агассиц довел их число до 80-ти (Современная…, 1988, с. 36-37). Если применить эту модель к современным данным, то счет сотворениям мира пошел бы на тысячи, а соседние во времени фауны и флоры были бы, зачастую почти неотличимы друг от друга, как кадры фильма. Обнаружилось бы, что катастрофы наступали не строго синхронно в разных частях планеты, в большинстве своем не оставили после себя никаких следов, кроме незначительного изменения в видовом составе животных и растений, что ряд видов безболезненно переживал эти катастрофы. Неудивительно, что ученые давно не поддерживают эту доктрину, перейдя на позиции эволюционизма, а христианские апологеты вернулись к буквальному толкованию Библии.

волюцию они отвергают из-за “внезапного” появления новых форм и “отсутствия переходных звеньев” (Моррис, 1995, с. 333-336; Юнкер, Шерер, 1997, с. 153). Довод звучал бы, будь геологическая “летопись” полной. Но образование окаменелостей – редкий процесс. Требуется быстрое и надежное прекращение контакта с воздухом и аэробными микробами. Это случается при погребении существ наносами наводнений, оползнями, продуктами извержений, попадании их в битумные, сапропелевые, ледовые, “вечномерзлотные” и иные “ловушки”. Таких малых и крупных катастроф (иные бедствия и теперь хоронят миллионы существ!) было много за историю человечества и несопоставимо больше за долгую историю Земли. Они и сохранили свидетельства быстрой гибели организмов, приписываемые Потопу. К сожалению, много, если не большинство окамнелостей, было потом переотложено либо уничтожено следующими локальными катастрофами или медленным разрушением (напр. Дарвин, 1991; Давиташвили, 1949; Рауп, Стенли, 1974; Современная..., 1988).

Для полноты летописи все живое должно окаменевать и не разрушаться впоследствии. Этого не позволяют организмы-деструкторы и силы мертвой природы. В норме мягкие части исчезают за дни, твердые - за годы и десятилетия. Даже если бы только твердые части выпадали из круговорота, землю и дно в пару столетий покрыли бы многометровые слои раковин, костей и зубов. Живущим стало бы неоткуда черпать кальций и фосфор. Без разрушения старых слоев не возникало бы новых. Накопление где-либо осадков невозможно без разрушения и сноса старых пород и почв в других местах.

Иными словами, геологическая "летопись" отрывочна не потому, что так хотел Дарвин, а из-за непрекращающихся био- и геологического круговоротов; эти круговороты - необходимое условие функционирования био- и геосферы. Утверждения, будто "летопись" полна, ибо "миллионы образцов" от "250 тысяч видов ископаемых" хранятся в музеях (Юнкер, Шерер, 1997, с. 207-208) - либо заблуждение, либо намеренное игнорирование законов функционирования био- и геосферы.

Неравномерность эволюции - еще одна причина неполноты геологической "летописи". В относительно стабильных условиях виды мало изменяются, но при необратимом изменении условий стабилизирующий отбор сменяется движущим, и за сто поколений происходит больший сдвиг, чем за прежний миллион (Тыщенко, 1992). Зато у особей "неизменного" миллиона поколений несопоставимо больше шансов быть погребенными вулканическим пеплом или грязевым потоком, чем у особей краткого переходного периода. Поэтому "внезапные" появления в "летописи" новых форм и должны быть правилом. Следует помнить и о многочисленных случаях возможных и доказанных перерывов в осадконакоплении и прихода "готовых" видов из других мест (Рауп, Стенли, 1974; Кэрролл, 1993).

Удивительно, что при таком раскладе все же есть случаи, когда переход прослежен. Таковы, например, постепенные превращения моллюсков-катушек (Planorbis) и живородок (Viviparus) в исчезнуших плиоценовых озерах разных стран Европы и Азии, где крайние формы достигли родового ранга (Давиташвили, 1949, с. 27, 291-299; Тыщенко, 1992), быстрые, но тоже охватывавшие сотни поколений и тысячи лет превращения моллюсков в озере Туркана (Кения) (Татаринов, 1987, с. 31). Превращение южного слона (Mammuthus meridionalis) в степного (M. trogonterii), степного - в хазарского (M. p. fraasi или M. p. chasaricus), хазарского - в настоящего мамонта (M. p. primigenius) было плавным в одних и относительно быстрым в других регионах (Foronova, 2001; Lister, 2001). Превращения вида в вид того же или иного рода прослежены и на ряде других форм (Давиташвили, 1949; Рауп, Стенли, 1974; Кэрролл, 1993; Archer, 1991, 1994).

волюция медленна в сложных, сбалансированных экосистемах. Она ускоряется после кризисов, губящих прежних доминантов и разрушающих структуру сообщества, и при “прорывах” существ в новые “зоны жизни” (Красилов, 1985; Жерихин, 1987). Бурное становление типов многоклеточных в позднем докембрии могло быть связано с незанятостью экологических ниш. Столь же быстрым было становление наземных экосистем в позднем девоне, когда возникли амфибии и насекомые, давшие уже к началу карбона много ветвей (Основы..., 1962; Шмальгаузен, 1964; Юнкер, Шерер, 1997). После вымирания динозавров резко ускорилась эволюция плацентарных и сумчатых (Кэрролл, 1993).

Оговоримся, что слово "быстро" везде употребляем в геологическом смысле. По-видимому, формирование нового, морфологически диагносцируемого, вида происходит на протяжении ряда поколений. Во всяком случае, "среди позвоночных нет ни одного бесспорного примера очень быстрого перехода от одного вида к другому, хотя большинство переходов вообще плохо представлены ископаемым материалом" (Кэрролл, 1993, с. 147-148). Но если даже предположить, что формы и в самом деле появляются внезапно (как утверждают креационисты), то само по себе это будет аргументом в поддержку концепций скачкообразной эволюции, а отнюдь не моррисианской доктрины. Решающим аргументом в пользу последней было бы, разве что доказательство синхронности формирования отложений, относимых геологами к разным эпохам, и того, что во все эти эпохи существовали одни и те же семейства живых организмов. То есть, обнаружение, к примеру, кайнозойских трилобитов, силурийских мамонтов, рифейских археоптериксов, динозавров, существовавших непрерывно с протерозоя до кайнозоя и т. п. Но этого нет, если не считать ошибок и "уток". Так, сообщения о следах человека, обнаруженных якобы в мезозойских отложениях, неизменно подхватывались креационистами и столь же неизменно опровергались (Ясаманов, 1985; Татаринов, 1988). О том, как креационисты "разыскали" динозавров в современной фауне, написано в другой нашей статье (см. в наст. сборнике).

Переходные звенья от вида к виду известны в настоящем (напр. Майр, 1971) и прошлом (см. выше). Найти же все переходы между крупными группами, как того требуют моррисиане (Моррис, 1995, с. 333-337; Юнкер, Шерер, 1997, с. 190-210), невозможно не только ввиду неполноты летописи, но и потому, что имеем дело не с единой "цепочкой", а с "кустами цепочек" родственных параллельно эволюционирующих форм (Майр, 1971; Кэрролл, 1993; Грант, 1991).

Первый зверь” не был и не мог быть зверем по всем статьям, а его предок – “полузверем-полугадом” по всем показателям. Предками зверей были разные линии многочисленной и разнообразной переходной группы зверообразных рептилий, приобретавших звериные признаки независимо друг от друга, с разной скоростью, зачастую в разной последовательности. Процесс сей прослежен на ископаемых (Simpson, 1959; Татаринов, 1976; Archer, 1991). Общий же предок всех линий, приведших к млекопитающим, не мог не быть настолько гадоподобен, что мы едва ли распознали бы в нем “Великого Пращура”. Часть звериных признаков возникла и обрела законченость еще на рептилийном уровне (например, дифференциация зубов на резцы, клыки, предкоренные и коренные), часть рептилийных утрачена уже на зверином, а у ехидны и утконоса, с их яйцекладностью, вороньей костью плечевого пояса и другими особенностями рептилий не утрачена и теперь.

Моррисиане оспаривают переходной статус подобных существ. Археоптерикс, по их мнению, - обычная птица, раз имел перья (Моррис, 1995, с. 337; Юнкер, Шерер, 1997, с. 196-199; Тэйлор, 2000, с. 175-178, 203). Однако большинство его скелетных признаков практически те же, что у таких мезозойских рептилий, как текодонты и некоторые целюрозавры. У археоптерикса налицо смешение птичьих и рептилийных черт, побуждающее считать его то "гадоподобной птицей" (Elsanowski, Wellhofer, 1994), то "оперенной рептилией" (Курочкин, 1991). Да и сохранение отпечатков перьев при большинстве скелетов "археоптериксов, счастливая случайность, связанная с захоронением остатков в чрезвычайно тонкозернистом литографском известняке, обеспечившем их хорошую сохранность" (Кэрролл, 1993, с. 153). Не будь этой случайности, моррисиане наверняка объявили бы археоптерикса обычной рептилией и отрицали бы его сходство с птицами. Но факт остается фактом: "Единственное структурное изменение, сопровождавшее поведенческий переход от мелкого наземного или древесного динозавра к птице, - увеличение размеров перьев на зачаточных летательных плоскостях" (Там же, с. 153). Перья, возможно, были уже у некоторых динозавров, естественно, нелетавших; они вначале сформировались для терморегуляции, затем часть из них видоизменилась для полета (Willis, 1994; Bock, Buhler, 1994). Основной набор птичьих черт оформился уже много позже появления археоптерикса (Кэрролл, 1993). Итак, у нас нет оснований отрицать переходный статус археоптерикса, хотя вероятно он и не был прямым предком нынешних птиц, а представителем родственниой ему группы. Не будь он бельмом в глазу для креационистов, они не тиражировали бы утверждения Ф. Хойла, назвавшего археоптерикса подделкой (Жизнь..., 1992). Но вожделенного "Нью-Пильтдауна" не случилось. Экспертиза доказала подлинность образца (Hickey, 1987; Велнхофер, 1990). Принес ли Хойл извинения? Обнародовали ли опровержения креационистские издания и телепрограммы? Ничуть.

Креационисты утверждают, что "современные летучие мыши совершенно идентичны своим ископаемым предшественникам", что древнее рукокрылое Icaronycteris index якобы "выглядит практически так же, как и современные летучие мыши" (Тэйлор, 2000, с. 198-199). На самом деле у этой формы сочетаются признаки двух, ныне весьма обособленных, подотрядов - собственно летучих мышей и крыланов (Jepsen, 1966; Кэрролл, 1993, с. 27-28). Она, и ее родичи принадлежат к исчезнувшей переходной группе, одни представители которой по-видимому стали предками нынешних форм, а другие - вымерли, не оставив потомства.

Креационисты считают, что переходных форм нет, но есть "мозаичные", у которых смешаны органы разных существ (Юнкер, Шерер, 1997: 208). Так, у археоптерикса есть органы пресмыкающихся и органы птиц, но нет органов, промежуточных между птичьими и рептильными. Следовательно, "переходной можно назвать только комбинацию органов, а не сами органы" (Гипотеза…, с. 227). Неясно лишь, зачем Творец создавал такие комбинации, вводя в смущение верующих? И действительно ли у органов не бывает "переходных состояний"?

Бывают и не столь уж редко. Так, челюстной сустав у типичных пресмыкающихся образован сочленовной костью со стороны нижней челюсти и квадратной - со стороны верхней, а у типичных млекопитающих - зубной костью со стороны нижней челюсти и чешуйчатой костью со стороны верхней, тогда как сочленовная и квадратная становятся компонентами слухового аппарата. Однако у продвинутых зверообразных рептилий (например, у Probainognathus jenseni) челюстной сустав на каждой стороне черепа был двойным: одновременно функционировали подвижные соединения и сочленовной кости с квадратной, и зубной кости с чешуйчатой (Ромер, Парсонс, 1992, с. 307-308; Archer, 1991). Есть насекомые (сеноеды, зубастые моли, пчелиные), обнаруживающие переходные состояния от грызущего до сосущего типов ротовых аппаратов (напр. Бей-Биенко, 1966); среди редувиид и других полужесткокрылых известны переходы от ходильной ноги к хватательной (напр. Пучков, 1987). Уместно вспомнить диффузные молочные железы утконоса, весьма сходные с потовыми. У разных современных и ископаемых рыб наблюдаются переходы от полного отсутствия позвонков до их полного формирования из, поначалу разрозненных, костных или хрящевых элементов (Никольский, 1954). Таким образом, в ходе эволюции органы трансформируется не от неприспособленного состояния к приспособленному (эту чушь пытаются приписать дарвинистам креационисты!), а через последовательный ряд состояний, каждое из которых функционально и полезно организму.

В целом данные о переходных формах хорошо согласуются с гипотетическими эволюционными реконструкциями. Никакого "опровержения" происхождения многоклеточных животных от жгутиконосцев и, в частности, губок от хоанофлагеллят, высших растений от зеленых водорослей, семенных растений от папоротникообразных, цветковых от голосеменных, цестод и трематод от свободноживущих плоских червей, членистоногих от древних червей, паукообразных от водных членистоногих, близких к ракоскорпионам, позвоночных от низших хордовых, амфибий от кистеперых рыб, рептилий от стегоцефалов-сеймуриаморф, мозазавров от вараноидов, динозавров и крокодилов от текодонтов, птиц от общего корня с динозаврами, млекопитающих от звероподобных рептилий, современных лошадиных от эогиппусов (гиракотериев), людей от австралопитеков - нет и в помине (Серавин, 1980; Хадорн, Венер, 1990; Грант, 1991; Кэрролл, 1993; Kurochkin, 1994; White et al., 1994; Archer, 1994; и мн. др.). За последние годы добавились переходные формы между шимпанзе и австралопитеками (White et al., 1994), сумчатыми куницами и сумчатыми волками, многобугорчатыми и утконосами (Archer, 1989, 1990-1991, 1998), а креационисты и сейчас невозмутимо утверждают, что "предки утконосов всегда были утконосами" (напр., Чепмен, 1999).

еясны, по вышеуказаным причинам, детали процессов, точные филогенетические ряды. Это затрудняет выяснение родственных связей многих групп; ряд подробностей эволюционной истории остается гипотетичен. Но для дискуссии эволюционизма и креационизма не имеет значения, происходят ли, к примеру, птицы от археоптерикса или от протоависа: оба по набору признаков суть птицегады, переходные звенья (Курочкин, 1991; Elsanowski, Wellhofer, 1994; Chatterjee, 1994). Попытки креационистов спекулировать на неполноте геологической летописи равносильны попыткам отрицать исторические события из-за того, что разные источники описывают и интерпретируют их неодинаково.

Благодарности. Выражаем признательность И. В. Довгалю, А. Г. Котенко (Ин-т зоологии НАН Украины, Киев), В. Г. Сурдину (ГАИШ МГУ, Москва), Н. М. Борисову (Ин-т ядерной безопасности и защиты, Фонтене-о-Роз, Франция), С. Л. Головину (Христианский научно-апологетический центр, Симферополь), А. В. Лисовскому, А. А. Титову и В. П. Турову (Международный Соломонов ун-т, Киев), К. С. Малышевой, И. И. Зинченко, А. А. Тимошиной (Нац. ун-т "Киево-Могилянская Академия", Киев) Л. И. Рековцу (Нац. научно-природоведческий музей НАН Украины, Киев), О. П. Журавлеву, В. Ю. Коэну и В. Н. Степанчуку (Ин-т археологии НАН Украины, Киев), В. В. Лопатину (Ин-т геологии НАН Украины, Киев), Ю. В. Дубровскому (Ин-т рыбного хозяйства, Киев), И. М. Носыко (Киев), А. В. Шеру (Ин-т географии РАН, Москва), С. Вартаняну (заповедник "Остров Врангеля"), А. Буселу (Васильевка, Запорожской обл.), В. С. Ольховскому (Ин-т ядерных исследований НАН Украины, Киев), А. Е. Горяинову (фонд "Детский дом", Евпатория) за обсуждение проблематики современного креационизма, основных положений настоящей статьи, ценные рекомендации, а также предоставление необходимой литературы.

Велнхофер П. Археоптерикс // В мире науки. -- 1990. -- N 7. -- С. 36--44.

Всемирная История. Т. I (под ред. И. Лурье и М. Полтавского). -- М.: Госполитиздат, 1955. -- 748.

Гипотеза Творения: Научные свидетельства в пользу Разумного Создателя. Пер. с англ. Симферополь: Христианский научно-апологетический центр. 2000. 336 с.

Головин С. Всемирный потоп: Миф, легенда или реальность? Популярное введение в библейский катастрофизм. Изд. 3-е, перераб. и доп. Симферополь: Христианский научно-апологетический центр. 1999. 80 с., ил.

Грант В. Эволюционный процесс: Критический обзор эволюционной теории. Пер. с англ. М.: Мир. 1991. 488 с.

Давиташвили Л. Ш. Курс палеонтологии. -- М.; Л.: Госгеолиздат, 1949. -- 835 с.

Дарвин Ч. Происхождение видов путем естественного отбора или сохранение благоприятных рас в борьбе за жизнь. Пер. с 6-го изд. (Лондон, 1872). СПб.: Наука. 1991. 540 с.

Жерихин В. В. Биоценотическая регуляция эволюции // Палеонтол. Журн. -- 1987. -- N 1. -- С. 3-12.

Жизнь - как она возникла? Путем эволюции или путем сотворения? Watch Tower Bible and Tract Society of Pennsylvania. 1992. 256 p.

Зигель Ф. Ю. Лунные горизонты. -- М.: Просвещение, 1976. -- 144 с.

Константинов А. И. Причины возникновения эхолокации у рукокрылых // Рукокрылые (Chiroptera). М.: Наука. 1980. С. 271-276.

Красилов В. А. Меловой период. Эволюция земной коры и биосферы. -- М.: Наука, 1985. -- 240 с.

Курочкин Е. Н. Протоавис, амбиортус и другие ... // Природа.. -- 1991. -- N 12. -- C. 43--53.

Кэрролл Р. Палеонтология и эволюция позвоночных. Т. 3. Пер. с англ. М.: Мир. 1993. 312 с.

Ламберт Д. Доисторический человек. Кембриджский путеводитель. -- Л.: Недра, 1991. -- 256 с.

Майр Э. Принципы зоологической систематики. Пер. с англ. М.: Мир. 1971. 454 с.

Моррис Г. Библейские основания современной науки. Пер. с англ. СПб.: Библия для всех. 1995. 480 с.

Мухин Л. М. Мир астрономии. -- М.: Молодая Гвардия, 1987. -- 208 с.

Никольский Г. В. Частная ихтиология. 2-е изд., испр. и доп. М.: Советская наука. 1954. 459 с.

Основы палеонтологии. Членистоногие. Трахейные и хелицеровые. -- М.: Изд-во АН СССР, 1962. -- 561 с.

Панютин К. К. Происхождение полета рукокрылых // Рукокрылые (Chiroptera). М.: Наука. 1980. С. 276-286.

Пугач А. Ф., Чурюмов К. И. Небо без чудес. -- Киев: Политиздат, 1987. -- 232 с.

Пучков П.В. Фауна Украины. Т. 21. Полужесткокрылые. Вып. 5. Хищнецы. - Киев: Наук. думка, 1987. - 248 с.

Рамад Ф. Основы прикладной экологии. - Л.: Гидрометеоиздат, 1981. - 544 с.

Рауп Д., Стенли С. Основы палеонтологии. Пер. с англ. М.: Мир. 1974. 392 с.

Ромер А., Парсонс Т. Анатомия позвоночных. Т. 1. Пер. с англ. М.: Мир. 1992. 359 с.

Сарфати Д. Несостоятельность теории эволюции. Руководство для учеников, родителей и преподавателей, опровергающее современные аргументы в пользу эволюции. Пер. с англ. Симферополь: Христианский научно-апологетический центр. 2001. 136 с.

Серавин Л. Н. Макросистема жгутиконосцев // Принципы построения макросистемы одноклеточных животных // Труды Зоол. ин-та. 1980. Т. 94. С. 4-20.

Сиренко Н. А., Турло С. И. Развитие почв и растительности Украины в плейстоцене и голоцене. -- Киев: Наук. думка, 1986. -- 188 с.

Современная палеонтология. Методы, направления, проблемы, практическое приложение: Справочное пособие. Т. 1. М.: Недра. 1988. - С. 416-434, 434-446.

Сурдин В. Г.2001 (устное сообщение).

Татаринов Л. П. Морфологическая эволюция териодонтов и общие вопросы филогенетики. М.: Наука. 1976. 258 с.

Татаринов Л. П. Очерки по теории эволюции. М.: Наука, 1987. 252 с.

Татаринов Л. П. Эволюция и креационизм. М.: Знание. 1988. 64 с.

Тэйлор Й. В умах людей. Дарвин и новый мировой порядок. Симферополь: Христианский научно-апологетический центр, СОНАТ. 2000. 552 с.

Тыщенко В. П. Введение в теорию эволюции. -- С.-Птб, 1992. -- 240 с.

Хадорн Э., Венер Р. Общая зоология. Пер. с нем. М.: Мир. 1989. 523 с.

Хэм К., Сарфати Д., Виланд К. Книга Ответов расширенная и обновленная. Ответы на двадцать наиболее часто задаваемых вопросов о Сотворении, эволюции и Книге Бытия. Пер. с англ. Симферополь: Христианский научно-апологетический центр. 2000. 282 с.

Чепмен Д. Загадочные и удивительные. Двадцать живых примеров, опровергающих теорию эволюции. Пер. с англ. Симферополь: Христианский научно-апологетический центр. 1999. 48 с.

Шиманский В. Н. Историческое развитие биосферы // Эволюция и биоценотические кризисы. М.: Наука. 1987. С. 5-45.

Шмальгаузен И. И. Происхождение наземных позвоночных. М.: Наука. 1964. 272 с.

Юнкер Р., Шерер З. и др. История происхождения и развития жизни. Основные положения и понятия для уроков биологии. [Пер. с нем.] СПб.: КАЙРОС. 1997. 264 с.

Ясаманов Н. Развенчанная сенсация // Наука и жизнь. 1985. № 11. С. 101-105.

Adkins J. F. Boyle E. A., Keigwin L. & E. Cortijo. Variability of the North Atlantic thermohaline circulation during the last interglacial period // Nature. -- 1997. -- 390. -- P. 154--156.

Alley R. B. & M. L. Bender. Greenland Ice-Cores: Frozen in Time // Sci. Am. -- 1998. -- N 2. -- P. 66--71.

Archer M. The science of being wrong // Austral. Nat. Hist. 1989. V. 23. Nr. 2. P. 170-171.

Archer M. Tharalkoo's child: an ugly duckling story // Austral. Nat. Hist. 1990-1991. V. 23. Nr. 7. P. 574-575.

Archer M. The links that blind // Austral. Nat. Hist. 1991. V. 23. Nr. 9. P. 734-735.

Archer M. Velvet worms: non-missing missing link // Austr. Nat. Hist. -- 1994. -- 24, N 9. -- P. 68--69.

Archer M. Fried and Footless Fossil Fangers // Austr. Nat. Hist. -- 1998. -- 25, N 12. -- P. 70--71.

Bock W., Buhler P. Evolution of Feathers and Flight in Birds // J. fur Ornitologie. -- 1994. -- 135, N 3. -- S. 328.

Chatterjee S. Protoavis from the Triassic of Texas: the oldest bird // J. fur Ornitologie. -- 1994. -- 135, N 3. -- S. 330.

Colman S. M., Peck J. A., Karabanov E. B. & al. Continental climate response to orbital forcing from biogenic silica records in Lake Baical // Nature. -- 1995. -- 378. -- P. 769--771.

Diamond J. Guns, germs and steel. A short history of everybody for the last 13,000 years. — Chatham, Kent: Vintage, 1998. — 480 p.

Elsanowski A., Wellhofer P. Cranial Morphology of the Archaeopteryx: Evidence from the Seventh Skeleton // J. fur Ornitologie. -- 1994. -- 135, N 3. -- S. 331.

Follieri M. & D. Magri. Middle and Upper Pleistocene natural environement in the Roman area: climate, vegetation and landscape // The World of Elephants. – Roma, 2001. – P. 43 – 47.

Foronova I. V. History of Quarternary Proboscideans of the South of Western Siberia inferred from dental system analysis // The World of Elephants. – Roma, 2001. – P. 109–114.

Hickey G. The Archaeopteryx controversy // Austr. Nat. Hist. -- 1987. -- 22, N 4. -- P. 160--164.

Jepsen G. L. Early Eocene bat from Wyoming // Science. 1966. V. 154. Nr. 3754. P. 1333-1339.

Kurochkin E. N. Synopsis and evolution of Mesoosoic birds // J. fur Ornitologie. -- 1994. -- 135, N 3. -- S. 332.

Lister A. “Gradual” evolution and molar scaling in the evolution of the mammoth // The World of Elephants. – Roma, 2001. – P. 648—651.

McManus J. F., Bond G., C. Broecker W. S. & al. High-resolution climate records from the North Atlantic during the last interglacial // Nature. -- 1994. -- 371. -- P. 326--329.

Petit J. R., Basile I., Leruyet A.. & al. Fore climate cycles in Vostok ice core // Nature. -- 1997. -- 387. -- P. 359.

Roberts R. G., Jones R. The test of time: phisical dating methods in archeology // Austr. Nat. Hist. -- 1991/92. -- 23, N 11. -- P. 858--865.

Simpson G. G. Mesozoic mammals and the polyphiletic origin of mammals // Evolution. 1959. V. 13. Nr. 3. P. 405-414.

Thouveny N., de Beaulieu J.-L., Bonifay Eu. & al. Climate variations in Europe over the past 140 kyr deduced from rock magnetism // Nature. -- 1994. -- 371. -- P. 503--506.

White T. D., Suwa G., Asfaw B. Australopithecus ramidus, a new species of early hominid from Aramis, Ethiopia // Nature. -- 1994. -- 371, N 6495. -- P. 306--312.

Willis P. Feathered Dinosaur // Austr. Nat. Hist. -- 1997 -- 25, N 10. -- P. 15--16.