На главную
Библиотека сайта
История развития жизни
Креационизм
Ссылки
Гостевая
ПАЛЕОНТОЛОГИЧЕСКИЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА: "ЛЕТОПИСЬ" ПОТОПА ИЛИ "ЛЕТОПИСЬ" ЭВОЛЮЦИИ?

П. В. Пучков

Институт зоологии НАН Украины, Б. Хмельницкого 15, 01601, Киев-30 ГСП, Украина

В доктрине современного “научного креационизма” (Моррис, 1995; Юнкер, Шерер, 1997; Тэйлор, 2000; Хэм и др., 1993, 2000; Гипотеза…, 2000) история Всемирного Потопа занимает одно из центральных мест. Утверждается, что Творец ниспослал в наказание за грехи наших предков всемирное наводнение, и библейский рассказ об этом событии полностью соответствует действительности. Радикальные креационисты Г. Моррис и его соратники (которых мы для простоты называем моррисианами) решительно не согласны с учеными, которые “рассматривают Потоп как событие местного масштаба, а то и вообще утверждают, что никакого Потопа не было. Но если бы они рассмотрели факты с библейской точки зрения, им бы открылись многочисленные свидетельства Потопа” (Хэм и др., 2000, с. 149). Потоп объясняет порядок появления высших систематических групп в летописи окаменелостей, редкую встречаемость переходных форм, стабильность высших групп – явления, объяснить которые теория эволюции якобы не может (Гипотеза…, 2000, с. 234). Следовать библейскому учению о Потопе важно, однако, не только для этой жизни, но и для будущей: “осознание реальности Божьего суда водой должно постоянно напоминать нам о неизбежности грядущего Суда – огнём (2 Пет. 3: 3-13). Готовы ли мы к нему? Ведь тех, кто не во Христе, ожидает гнев Божий (Иоан. 3: 36)” (Хэм и др., 2000, с. 158). Поэтому креационистская концепция Всемирного Потопа заслуживает самого внимательного изучения и обсуждения. Попытку такого обсуждения представляет собой настоящая статья.

Моррисианская версия Ноева Потопа. До Потопа слой пара, эквивалентный 12-метровому слою жидкой воды [какая точность!], окружал атмосферу, даря тепло даже полюсам. Моря были невелики, основная вода была подземной. Реки начинались теплыми гейзерами. Дождей не бывало - для орошения хватало рек, пара, росы. [И, надо полагать, пота, обильно стекавшего с чела патриархов в этой парилке!]. Пар задерживал космические лучи, почти не возникало мутаций, люди и звери жили столетиями. В Потоп вулканический взрыв в 10 тысяч раз мощней извержения Кракатау, за 2 часа распорол земную кору. Горячая подземная вода исторгалась вместе с лавой и газами 150 суток. Пепел достиг слоя пара, конденсировав его в 40-суточный грязный (от пепла) ливень. Гигантские волны, многократно обегая планету в разных направлениях, смыли рельеф, отложили осадочные породы. Потом возникли новые горы и океанские впадины, вместившие воду, а супервулканизм бушевал еще ряд столетий, то ли сопровождаясь, то ли нет, расколом и разбеганием континентов. Без прежнего парового экрана люди и звери стали жить кратко. Возникли климатические пояса, образовались полярные льды, заморозившие мамонтов то ли до, то ли после того, как те утонули. Осадочные породы содержат, де, не остатки существ, живших разновременно, но современников, погибших во время Потопа и рассортированных этой катастрофой. Тяжелые донные "двустворки и трилобиты" гибли первыми, рыбы, жившие в толще воды, чуть позднее. Следом гибли динозавры, жители низин, а умные птицы, звери и люди погибали последними. Так пишут о Потопе моррисиане (Хэм и др., 1993, с. 97-107; Моррис, 1995, с. 242-360; Головин, 1999, с. 8-33; Тэйлор, 2000, с. 86-136).

Реально ли это? Нет! Подобная катастрофа погубила б не только наземную, но всю высшую (т. е. эукариотную) жизнь! Рассмотрим подробности.

Ноев Потоп и водная фауна. Моррисиане не помещают в Ковчег водную живность. А зря! Если воды Потопа были солеными, погибла бы сугубо пресноводная фауна. Если пресными - погибла бы сугубо морская. Если "в некоторых частях океана пресные и соленые воды не смешивались" (Хэм и др., 2000, с. 190), то как быть с диффузией и мощью течений, якобы полностью смывших допотопные рельеф, почву и породы до "кристаллических платформ" (Тэйлор, 2000, с. 130) и повсюду наново отложивших осадочные породы (там же; Моррис, 1995, с. 292-331)? А коль моррисиане уверены (кстати, вопреки Библии: Бытие 7 и 8), что подземные воды исторгались пополам с вулканическими продуктами (см. выше), то и эвригалинная живность, терпимая к переменам солености, отравилась бы вместе с прочей: даже локальные подводные извержения губят жизнь на огромных акваториях.

А где до Потопа жили сугубо глубоководные твари, коль не было (Моррис, 1995, с. 248) океанских впадин? Отговорка об "инволюции" в пределах семейств (смотрите статью ""Сад" креационизма или "дерево" эволюции?" в настоящем сборнике) не годится: среди рыб и беспозвоночных есть много сугубо глубоководных семейств и отрядов.

Ноев Потоп и сухопутная фауна. Моррисиане полагают, что Ковчега, габаритами 135 на 25 на 15 м, хватило для годичного содержания по паре "нечистых" (по Левит 11 - все звери, кроме жвачных, часть птиц, "гады", почти все членистоногие) и по семи пар "чистых" (жвачные, большинство птиц, саранчовые) каждого из существующих и вымерших наземных видов. То есть нам предлагают поверить, что кроме семи пар каждого вида современных жвачных на борту оказалось семь пар исполинских жираф-сиватериев, большерогих оленей, сотен видов прочих вымерших жираф, оленей, поло- и вилорогих. И еще - по паре каждого вида дино- и птерозавров, лабиринтодонтов, слонорослых мамонтов, мастодонтов, дино-, мега-, индрико- и остальных "-териев", всех, известных палеонтологам, пернатых и наземных четвероногих. Есть и "научные" объяснения того, как решились проблемы места, безопасности, корма и уборки навоза. Эти объяснения таковы:

1. Большинство современных семейств были представлены одним видом. Прочие виды и роды возникли в ходе “инволюции” после Потопа (Хэм и др., 2000, с. 180-183). Так, все дикие собачьи произошли от волкоподобной пары, как и породы домашних собак (Моррис, 1995, с. 373-374; Тэйлор, 2000, с. 165-170).

2. Много корма не требовалось, ибо у животных от стресса не было аппетита (Головин, 1999, с. 22-23). Логично, но и в стрессе теплокровные проголодались бы много раньше, чем за год.

3. Многие животные впали в анабиоз или спячку (там же). Для птиц, кроме колибри, и большинства зверей, включая крупнейших, это невозможно. Прочим, чтобы впадать в эти состояния, необходимо было физиологически подготовиться. Как им это удалось, если Потоп наступил внезапно?

4. В Ковчег брали только молодых животных (Там же; Хэм и др., 2000, с. 183). Этим смягчают проблемы перевозки слонов, динозавров и прочих гигантов. Странно, как не додумались, что динозавров и прочих яйцекладущих можно было спасать в виде яиц, допустив, что Бог лично следил, чтобы яйца каждого вида содержали и самца и самку!

5. "Самостоятельно могли позаботиться о себе большинство из 838 тысяч членистоногих и 35 тысяч видов червей..." (Головин, 1999, с. 22) Не представляю, как это удалось под всеобщим 40-суточным грязевым ливнем в лаво-серно-бушующем безбрежном многомесячном море даже твердейшим жукам, не то что бабочкам и прочим нежным козявкам, быстро гибнущим и в спокойной воде! Проще допустить, что насекомых, как и динозавров, везли в виде яиц, но и это не решит всех проблем, в частности, таковых с общественными насекомыми. Есть и мнение, что "насекомые не подходят ... под категорию ремес", то есть не являются живыми существами в библейском смысле, и "Ной ... не должен был брать их на борт." (Хэм и др., 2000, с. 184). Однако Библия помещает их именно в ремес (Левит 11: 20-25).

Ноев Потоп и растительность. Растения, по мнению креационистов, выжили в виде спор, семян и плавучих масс (Хэм и др., 2000, с. 190). Однако многие семенные и почти все споровые не уцелели бы и в таком виде среди клокочущих отравленных вод. Если моррисиане полагают, что спора мха или папоротника столь же стойка к повреждающим факторам, как анабиотическая спора столбнячной бациллы с ее сверхплотной оболочкой, то они заблуждаются. А выжившие и проросшие споры и семена погибли бы неминуемо: всю допотопную почву смыло (Тэйлор, 2000, с. 130), а без растений - не создать новой. Ведь в клокочущем и отравленом океане погибли б и водоросли, и пионеры-лишайники! А если бы и выжили где-то (на Ковчеге?), то им требовались бы десяти- и столетия, чтобы подготовить почву (с нуля!) для трав и, тем паче, деревьев. Процесс тормозился бы (если бы шел вообще) и тем, что во время и "в течение сотен лет после Потопа ... вулканическая пыль наполняла атмосферу", отражая большую часть "солнечного излучения" (Хэм и др., 2000, с. 205), а значит - препятствуя фотосинтезу. Однако те же авторы (там же, с. 190) невозмутимо заявляют, что, когда Ной покинул "Ковчег, растительность уже успешно восстанавливалась", ибо голубь принес Ною "лист оливы". Но ведь лист сей был принесен тотчас по сходу воды (Бытие 8: 11), значит наземная растительность вовсе не погибала после почти годичного затопления! Раз так - не погибала и почва. Выходит, моррисианская повесть о смыве Потопом прежних растительности, почв и рельефа не только антинаучна, но и противоречит Писанию!

В самом деле, зачем моррисиане придумывают, как Ной размещал животных в Ковчеге, откуда естественным путем взялась и куда делась вода, как выжили под водою деревья? Ведь краеугольный камень их учения – вера в чудеса, в возможность прямого вмешательства Бога в естественные процессы, приостановки действия Им же учрежденных законов природы (Моррис, 1995, с. 67-92; Тэйлор, 2000, с. 14, 136). Коль так, Ему ничего не стоило послать и убрать воды сколько было нужно, не занимаясь горо- и впадинообразованием, на которые в Библии нет указаний. На избранных бабочек не упало б ни капли, избранные растения цвели б и плодоносили на трехкилометровой глубине! Видимо, причина отказа от этого, недоступного критике, довода – желание слыть “учеными-христианами”, а не христианствующими фантазерами. Но такие амбиции обрекают моррисиан на полный научный разгром.

Ноев Потоп и геологическая "летопись". Креационисты правы, говоря, что окаменелости трилобитов и мечехвостов со "следами предсмертной борьбы", нежных палео- и мезозойских медуз, юрских белемнитов и каракатиц с отпечатками внутренностей, археоптериксов с перьями, рыб, не успевшх проглотить добычу, не успевших разродиться ихтиозавриц не сохранились бы, не погибни животные быстро либо мгновенно (Моррис, 1995; Юнкер, Шерер, 1997; Головин, 1999; Тэйлор, 2000). Но нет оснований приписывать эту гибель Всемирному Потопу, а не разновременным локальным катастрофам (см. Пучков, Дзеверин в этом сборнике). С равным успехом можно бы и Помпеи, и аул Алматы (на месте одноименного современного города), погребенный в XIX в. 40-метровой толщей селя, объявить жертвами Потопа и Потопного вулканизма, если бы не исторические свидетельства подлинных обстоятельств их гибели.

Пусть "тяжелые и донные" трилобиты гибли и окаменевали первыми. Но почему в слоях кембрия и силура они не лежат вперемешку с "тяжелыми и донными" омарами, крабами, рак-медведями, современными устрицами (т. е., моллюсками рода Ostrea, а не вымершими двустворками и плеченогими) и тридакнами, коль те были созданы с трилобитами в один буквальный день? Почему в девонских слоях находят "тяжелых" (Ostracodermi, Placodermi) и "легких" (Acanthodii, Cladoselachii) вымерших, но ни "тяжелых", ни "легких" выживших рыб? Почему костяки динозавров не залегают с костяками слонов, бегемотов, мегатериев, коим тоже надлежало жить в "низинах"? Может быть, они, боясь динозавров, не покидали гор?! Но тогда почему в мезозойских захоронениях нет крыс, хорьков и ежей при наличии примитивных зверей сходных размеров, и не лучше вооруженных?

Коль волны Потопа так бушевали, как расписывают моррисиане (Моррис, 1995, с. 274-278; 321-322), нигде не было бы правильных стратиграфических напластований, ископаемые всех эпох везде были бы перемешаны. Моррисиане говорят, что так часто и есть, что, кроме того, старые слои нередко залегают поверх молодых, но факты, де, эти - замалчиваются эволюционистами (Тэйлор, 2000, с. 95, 110, 120).

Но, во-первых, атипичная стратиграфия на порядки реже типичной, что признает и часть креационистов (Юнкер, Шерер, 1997, с. 150-152, 155). Другие же сетуют (Тэйлор, 2000, с. 87, 120), что геологическую колонку, умозрительную, де, схему, используют при поисках нефти. Но что же делать, если ряд палеозойских фораминифер действительно указывает (Давиташвили, 1949; Бражнiкова, Вдовенко, 1973) на близость нефтеносных слоев? Интересно, не правда ли: "ложная" эволюционная стратиграфия работает, а "верная" креационная - нет…

Во-вторых, при горообразовательных процессах оползни обрушивают пласты осадочных пород разного возраста и старые порой оказываются над молодыми. В тектонически активных районах возможны и гигантские неоднократные сбросы. Действали и иные, не всегда ясные, механизмы образования дислокаций слоев.

В-третьих, первичные захоронения часто размываются реками и временными потоками. Ископаемые уносятся и переотлагаются, зачастую вместе с ископаемыми, вымытыми из слоев иного возраста; переотложение бывает и многократным. И тогда находим в речном аллювии вместе изделия и остатки самых разных эпох. Так, на берегах Каховского “моря” встречают рядом пули Второй Мировой и круглые “кулi” козацких времен, обломки керамики любых эпох, остатки современных животных с таковыми мамонтовой и гиппарионовой фаун в окружении раковин и костей тюленей, вымытых из отложений миоценового (сарматского) моря; кости разного геологического возраста различны по степени окаменения. В выбросе сурчиной норы (заповедник “Стрельцовская Степь”, Луганская обл.) мне встретились кости современного суслика рядом с зубом меловой акулы. Дорыл сурок до подстилающих почву меловых отложений, выбросил их наружу и стомиллионолетний зуб имеет шансы быть унесен послеливневым потоком и перезахоронен с современными костями в соседнем овраге.

Ноев Потоп, геологическая "летопись" и мегасукцессионная модель. Согласно этой модели, после Потопа, захоронившего каменоугольные леса (Юнкер, Шерер, 1997, с. 163-180), по всей Земле шла с огромной скоростью мегасукцессия; плодовитые короткоживущие виды сменялись долгоживущими (там же, с. 153-155). Как после вырубки леса сменяют друг друга разные травы и древа, так сменялись сообщества мезо- и кайнозоя, пока не утвердились "климаксные" современные экосистемы. Последние тоже существовали изначально, но на очень ограниченных территориях (там же). Жаль, не сказано, как им это удавалось!

Веря и Библии, и окаменелостям, придется допустить, что когда Ной растил на Арарате виноград, пил вино и проклинал Хама, в остальном мире бегали динозавры, летали птеродактили, росла мезофитная флора, обреченная на гибель в пользу более близкой к климаксу кайнофитной. Но вот неувязка: доминантные растения мезофита (гинкго, сосны, секвойи, араукарии, часть саговников) велики, долговечны и столь же неподходящи на роль "краткоживущих форм ранних сукцессионных стадий", как и огромные динозавры смешны в роли сукцессионных предшественников мелких зверей палеоцена!

А как примирить тропический климат мезо- и раннекайнозойской Европы, требовавший по креационной модели сохранения пара над атмосферой (см. выше), с тем, что по той же модели, пара того в год Потопа не стало, из-за чего, де, возникли полярные льды и замерзли мамонты (Хэм и др., 1993, с. 63-71; Головин, 1999, с. 18-19; Тэйлор, 2000, с. 114-117)? Осознав это, Хэм и др. (2000, с. 175) отшатнулись от идеи пара над атмосферой, справедливо решив, что он сделал бы Землю "невыносимо жаркой ... Возможно нам никогда не понять, как именно происходил Всемирный Потоп". И верно: не понять того, чего не было!

Ноев Потоп и биогеография. Почему в Северной Америке много существ тех же, что в Евразии или подобных им, а в Австралии - мало? Потому, что между двумя первыми до геологически недавнего времени был контакт через Берингию, а Австралия - очень давно обособилась. Почему климатически сходные Африка и Южная Америка весьма разнятся по фауне? Потому, что давно разделены (Синицин, 1980; Кэрролл, 1993). Эволюция объясняет эти и многие другие особенности биогеографии, не находящие внятного объяснения у моррисиан. Последние считают, что существа расселялись от Арарата кто куда, часто пользуясь исчезнувшими "мостами" суши. Но тогда почему животные не осели и не размножились везде, где им подходят условия?

От Арарата до Европы и Африки ближе, чем до Австралии. Почему же в двух первых нет кенгуру, разные виды которых в Австралии населяют разные климаты? Некоторые кенгуру отлично прижились после завоза в Англии и Германии (Хеккъ, 1910; Archer, 1993). В равной мере - почему в Австралии не было лошадей, свиней, верблюдов, коров и буйволов, одичавших и отлично прижившихся тут после завоза в XIX веке (McKnight, 1969)? Пусть лося в Австралию не пустила жара. Но что помешало преодолеть путь, проделаный кенгуру, тропическим оленям, буйволам, свиньям? Как достигли Австралии тихоходные утконосы, ехидны, коалы, коль путь не осилили кролики, зайцы и белки? Почему до Австралии от Арарата "дорыл" лишь сумчатый крот, а не кто-то из кротов плацентарных?

Может сумчатых привезли в Австралию аборигены, как в наши дни белые - кроликов (Хэм и др., 1993: 170; Сарфати, 2001)? Но почему только сумчатых, а не копытных? А как быть с сугубо австралийскими ящерицами, змеями, черепахами, наземными улитками, скорпионами? Тоже аборигены? Добрыми же они были людьми, коль везли бесполезных и ядовитых пассажиров! Не разумнее ли учесть открытия (Archer, 1989; 1990/91; 1993; 1995; 1997/98), показавшие, что утконосы эволюировали в Австралии с мезозоя, а сумчатые - минимум с эоцена?

Изложеннное свидетельствует, что позиции моррисиан равно шатки в геологии, палеонтологии и географии. Их доктрины находятся в вопиющем противоречии с фактами и не могут рассматриваться как сколько-нибудь разумная альтернатива принятым в науке взглядам.

Благодарности. Выражаю признательность И. И. Дзеверину, И. В. Довгалю и А. Г. Котенко (Ин-т зоологии, Киев), О. П. Журавлеву, В. Ю. Коэну и В. Н. Степанчуку (Ин-т археологии НАН Украины, Киев), В. В. Лопатину (Ин-т геологии НАН Украины, Киев), С. Л. Головину (Христианский научно-апологетический центр, г. Симферополь), А. А. Титову и А. В. Лисовскому и (Международный Соломонов ун-т, Киев), Д. П. Пучкову (Киевский ун-т) и И. М. Носыко (Киев) за консультации и/или предоставление необходимой литературы.

Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. М.: Издание Московской Патриархии. 1968. 1372 с.

Бражнiкова Н. Є., Вдовенко М.В. Ранньовiзейськi форамiнiфери Украiни. -- Киiв, 1973. -- 296 с.

Гипотеза Творения: Научные свидетельства в пользу Разумного Создателя. Пер. с англ. Симферополь: Христианский научно-апологетический центр. 2000. 336 с.

Головин С. Л. Всемирный Потоп: миф, легенда или реальность? -- Симферополь: Христианский Научно-Апологетический Центр, 1999. -- 80 с.

Давиташвили Л. Ш. Курс палеонтологии. -- М.; Л.: Госгеолиздат, 1949. -- 835 с.

Кэрролл Р. Палеонтология позвоночных. Т. 3. М.: Мир, 1993. 312 с.

Моррис Г. Библейские основания современной науки. -- С.-Пб.: Библия для всех, 1995. -- 478 с.

Сарфати Дж. Несостоятельность теории эволюции. - Симферополь, 2001. - 136 с.

Синицын В. М. Ввведение в палеоклиматологию. -- Л.: Наука, 1980. -- 248 с.

Тэйлор И. В умах людей. Дарвин и новый мировой порядок. -- Симферополь: Христианский Научно-Апологетический Центр, 2000. -- 552 с.

Хеккъ Л. Млекопитающiя Альфреда Брема. Т. 1. -- Спб.: Кюгельгенъ, Гличъ и Ко., 1912. -- 751 с.

Хэм К., Снеллинг Э., Виланд К. Книга ответов. -- М.: Протестант, 1993. -- 176 с.

Хэм К., Сарфати Д., Виланд К. Книга ответов расширенная и обновленная. -- Симферополь: Христианский Научно-Апологетический Центр, 2000. -- 282 с.

Юнкер Р., Шерер З. и др. История происхождения и развития жизни. -- Минск: Кайрос, 1997. -- 262 с.

Archer M. The science of being wrong // Austr. Nat. Hist. -- 1989. -- 23, N 2. -- P. 170--171.

Archer M. Tharalkoo's Child: an Ugly Duckling story // Austr. Nat. Hist. -- 1990/1991. -- 23, N 7. -- P. 574--575.

Archer M. The Murgan Monster // Austr. Nat. Hist. -- 1993. -- 24, N 4. -- P. 60--61.

Archer M. Mystery of the multiplying monotremes // Austr. Nat. Hist. -- 1995. -- 25, N 1. -- P. 68--69.

Archer M. Koalas: apostles vs fossils // Austr. Nat. Hist. -- 1997/98. -- 25, N 11. -- P. 70--71.

McKnight T. The camel in Australia. -- Carlton, 1969. -- 154 p.