На главную
Библиотека сайта
История развития жизни
Креационизм
Ссылки
Гостевая
Галина Муравник

Ни шагу вперед!

Как вы полагаете, уважаемые читатели, может ли анафема (слово, вошедшее в употребление с IV века и означающее проклятие и отлучение от церкви) служить методом ведения научной дискуссии? Вам кажется, что вы знаете ответ, и ответ этот отрицательный. Однако не спешите. Заданный вопрос - отнюдь не риторический.

Наука и лженаука: проблема демаркации. Как известно, научная картина мира никогда не может быть признана завершенной. Она постоянно изменяется. Порой между сторонниками тех или иных школ ведутся жаркие дискуссии. Так в биологии существуют два полярных направления – эволюционизм и креационизм. Предмет их спора – эволюция, точнее утверждение о том, существует она или нет. Понятие это всем хорошо знакомо со школы (лат. «еvolvo» - развивать, развертывать) и означает историческое направленное и необратимое развитие природы. Среди ученых-эволюционистов также ведутся дискуссии о движущих силах, механизмах, причинах эволюции. Однако в основании идеи развития природы лежит столь солидный научный фундамент, что, безусловно, феномен эволюции может быть признан твердо установленным научным фактом.

А что же такое креационизм, да еще с устоявшимся определением «научный»? Латинское слово «creatio» означает созидание. Креационизм определяют как систему представлений о том, что мир был сотворен Богом лично, сразу, в едином вневременном акте и с тех пор не претерпевал никаких изменений к лучшему. Для полноты картины необходимо добавить, что творение мира Богом, в представлении креационистов, осуществлялось ровно 6 календарных дней, каждый продолжительностью 24 часа. При этом Господь занимался творением всего «видимого и невидимого», так сказать, лично. Каждый объект вселенной, каждый вид живых организмов – все создавалось Им строго индивидуально. Что касается человека, то он, по мысли креационистов, был сотворен в буквальном смысле из куска глины («праха земного») и оживлен дыханием Господа. Происходили все эти события 7.5 тысяч (!) лет назад и заняли всего одну рабочую неделю.

Богословским фундаментом для подобных взглядов служит буквальное понимание текста Шестоднева – первой главы Книги Бытия. Креационисты отвергают любые попытки его символического толкования, пример чего дают св.Отцы антиохийской или каппадокийской богословских школ, а также современные экзегеты.

Можно утверждать, что креационизм – это тяжелая аллергическая реакция некоторой части западных христиан-протестантов на дарвиновскую модель эволюции. В настоящее время сторонники «научного» креационизма активно развернули свою деятельность и в лоне РПЦ.

Несмотря на явную антинаучность приведенных утверждений, споры между эволюционистами и креационистами становятся все острее, точки зрения оппонентов никак не сводятся к общему знаменателю, что неудивительно. Принять позиции креационизма – значит полностью отказаться от науки, разом перечеркнув все научные достижения. Во имя чего? Ради максимально поверхностного прочтения Шестоднева, превращающего этот сакральный текст в примитивный миф.

Кто не с нами – тому анафема. Российские креационисты взялись за дело весьма активно, создав общество под названием «Шестодневъ» (председатель иерей Константин Буфеев). На его базе ведется бодрая «миссионерская» работа по дискредитации современной науки. А коль скоро им представляется такая возможность, они публично анафематствуют своих оппонентов (о первом опыте анафематствования НГ-Религии писала в ноябре 1999 года в статье «Анафема в адрес учителей»).

При этом анафема возглашается не только живым, но и мертвым. Так под их проклятия не раз попадал известный всему миру богослов о.Александр Мень(†). Креационисты игнорируют позицию святейшего патриарха Алексия II, который, после трагической гибели о.Александра, публично признал, что в высказанных им богословских мнениях нет догматических искажений. К тому же правом анафематствовать обладает Церковный Собор, а не рядовой иерей. Итак, анафема используется креационистами как метод ведения дискуссии. Такого в истории науки давно не случалось – заменять серьезные научные или богословские аргументы проклятием. Хорошо еще, что в России нет традиции отправлять упорствующих на костер.

Что бывает, коль «пироги печет сапожник»? Вышеизложенное, конечно, весьма неприглядно, но все же это - теоретические «споры хозяйствующих субъектов». А какова же практика «по-креационистски»?

В 2005 году вышел в свет «учебник» креациониста С.Ю.Вертьянова «Общая биология» для 10-11 классов «с преподаванием биологии на православной основе» (здесь и далее выделенное курсивом – цитаты из «учебника», Г.М.). Издан сей труд Свято-Троицкой Сергиевой Лаврой и даже имеет благословение Святейшего Патриарха. Тираж книги по нынешним временам солидный – 10 тысяч экземпляров. Справка об авторе, с коим я имела случай познакомиться несколько лет назад: выпускник МФТИ, кандидат физ-мат наук. В последние годы живет в Серафимо-Дивееве.

Но тут возникает вопрос: почему физик пишет учебник по биологии? Зачем «играет не на своем поле»? Будучи профессиональным биологом (окончила Биологический факультет МГУ, аспирантуру, 14-й год преподаю биологию в православном лицее Москвы), я познакомилась с «учебником» весьма внимательно. И пришла в ужас. Такого количества ошибок разного рода - неверных фактов, ложных интерпретаций, искажений, неправильного использования терминов, нелепостей и пр. я не встречала за всю свою педагогическую практику даже в работах самых безнадежных учеников-лентяев. Примеры? Пожалуйста!

Недоброкачественный продукт «на православной основе». Автор «учебника», не удовлетворившись благословением Святейшего Патриарха, решил еще получить гриф Отдела религиозного образования Московского патриархата, открывающий двери православных школ России. На Совете директоров православных школ в апреле 2005 года было принято решение отдать учебник Вертьянова на экспертизу специалистам-биологам, что и было исполнено автором этих строк. Так с данным учебником познакомились на Биологическом факультете МГУ, на кафедре Методики преподавания биологии в Московском институте открытого образования, в Институте истории естествознания и техники, в Институте биологии гена и т.д. Поэтому дальнейшее изложение будет опираться на рецензии, полученные от специалистов указанных организаций.

Уже на с.4 читаем милую фразу: «…Из зернышка вырастает колос». Однако автору, который берется писать учебник для 10-11 классов, следовало бы лучше знать программу биологии 6 класса: из зерновки (а именно так называвется плод самейства Злаковых) вырастает не колос, а стебель, на нем развивается соцветие, которое называется не колос, а сложный колос. Несущественная деталь? Что ж, читаем далее.

При описании процесса трансляции белка автор использует «ясельно-садовскую» терминологию: у него РНК, как модница, «примеряет» свой антикодон, аминокислоты «прибывают», как скорые поезда, хромосомы «пристегиваются» друг к другу. Автор, видимо, сам сознает неуместность подобных слов, поэтому берет их в кавычки, однако это лишь показывает отсутствие культуры научной речи. Молекулярно-генетический процесс превращается в нелепый комикс.

Вообще у автора немалые проблемы владения русским языком. На с.157 читаем: «…берут ядра (множ. число), пересаживают в яйцеклетку (ед. число) обычных самок (множ. число), с предварительно удаленным собственным ядром (ед. число)». Но позвольте, как это у самок может быть удалено «собственное ядро»? Как говорил один булгаковский персонаж, непонятно «кто на ком стоял»?

Или чего стоит такой немыслимый пассаж: «Напротив ЦДНК встает ГРНК , напротив ГДНК - ЦРНК , напротив АДНК -УРНК… Таким образом, иРНК становится точной копией второй нити ДНК (с учетом замены Т – У)»(с.67). Должна признать, что нигде - ни в научной, ни в учебной, ни в научно-популярной литературе, мне не приходилось читать ничего более нелепого, неудобоваримого о правиле эквивалентности Чаргаффа. Записывается оно предельно лаконично:

Т = А Г = Ц - для молекулы ДНК; У = А Г = Ц – для молекулы РНК.

Этот пассаж у всех биологов, которым я его показывала, вызывал вначале - недоумение, потом - удивление, далее - смех, а под конец - негодование.

Вообще заслуживает особого анализа то, как автор «владеет» научной терминологией. Именно здесь наиболее отчетливо проявляется беспомощность Вертьянова. Вот самая краткая выборка:

выражение: «шарик глобула» (с.12) – яркий пример тавтологии, поскольку «глобула» в переводе с латинского означает шар;
«вирус СПИД» (с.54) – СПИД – это название синдрома, а вызывающий его вирус называется ВИЧ (вирус иммунодефицита человека);
«диплоидная оплодотворенная яйцеклетка» (с.91). Как известно, яйцеклетка и сперматозоид – это половые клетки, которые по определению являются не диплоидными, а гаплоидными;
«особи бобов» (с.114) – без комментариев;
«скрещивание горохов» (с.с.116) – надо: «скрещивание различных линий садового гороха»;
«рецессивные с полом» (таблица на с.125) – надо: «рецессивные аллели, сцепленные с половой хромосомой»;
«…удалось сцепить ген, отвечающий за черный цвет яиц, с женским полом» (с.125). Это просто не переводится на русский язык!
«фрагмент организма», (с. 136) – без комментариев.
Есть примеры просто анекдотических нелепостей:

· Вертьянов, как видно, совершенно не зная ботаники, без тени сомнения пишет, что «дикорастущим родственником» винограда является «капуста брокколи». Но даже 7-классник должен знать, что капуста относится к семейству Крестоцветных, а виноград – к семейству Виноградовых. Так что, если мелкие кочанчики брокколи и похожи на виноградины, то это вовсе не означает, что эти растения являются родственными видами.

По мнению автора, «неказистая гусеница» «преображается в красивую бабочку»(с.103). Общеизвестно, что бабочки – это насекомые с полным метаморфозом, поэтому за стадией личинки - «неказистой гусеницы», следует стадия куколки, а уже потом – взрослого насекомого, т.е. бабочки.
На с. 7 читаем, что макроэлементы составляют 99 % массы клетки, и еще 3% - другие вещества клетки. Как это понимать? Сумма более 100%!
Или еще более нелепо: «В организме человека ежедневно синтезируется около 170 кг (!) АТФ, а накапливается 50 г АТФ» (с. 59). Это трудно комментировать. Человек не потребляет пищу в таких немыслимых количествах, а ведь именно пища – источник для биосинтеза АТФ. Увы, у кандидата физико-математических наук проблемы не только с биологией и русским языком, но и с математикой!
На с.31 читаем, что у растений есть «клетки корня, стебля, листьев». Это в принципе неверно, корень – это орган, в состав которого входят разные ткани и соответственно – разные виды клеток. То же относится к листу и стеблю.
На с. 149 встречаются «одногорбовый» и «двугорбовый» верблюды – вместо одногорбый и двугорбый.
Кроты, по мнению Вертьянова, относятся к отряду грызунов (с.181), в то время как это - представители отряда насекомоядных. А стожки сена, оказывается, «заготавливают песчанки», тогда как делают это совсем другие грызуны -пищухи (или сеноставки).
Этот список можно еще и еще продолжать. Поскольку подобное встречается не раз, и не два, а бессчетно, то отнести все это к опискам и опечаткам невозможно. Это - следствие глубокой некомпетентности автора, его невладения биологическим материалом даже на уровне тривиальной школьной программы. Интересно, какова была его оценка по биологии в школе?

Не менее удручает то обстоятельство, что многие факты, вошедшие в золотой фонд науки, оставлены Вертьяновым вообще без внимания Эти умолчания не случайны. Открытия последних лет идут вразрез с креационистскими убеждениями Вертьянова. Поэтому вместо рассказа о них он, как заклинание, повторяет, что эволюции не было и нет, тем самым оставляя учащихся полузнайками. Вообще все изложение соответствующих разделов (происхождение жизни, эволюция, происхождение человека) построено так, будто после А.Опарина и Ч.Дарвина в эволюционной биологии вообще ничего не происходило, что в принципе неверно.

Но и на этом список претензий не исчерпывается. Вертьянов не побрезговал откровенным плагиатом. Как заметил один из рецензентов, профессор Биологического факультета МГУ А.С.Северцов, §33-36 списаны с учебника «Общая биология» под редакцией Ю.И.Полянского. Однако изложенные там сведения безнадежно устарели – они относятся к науке 60-х годов ХХ века.

Что касается «концептуальных обобщений» в данном «учебнике», то они сводятся к навязчивому рефрену о том, что жизнь не могла возникнуть самопроизвольно и никакой эволюции нет. При этом автор ничего не предлагает взамен «ниспровергаемой» им научной картины мира, кроме буквального прочтения текста Шестоднева да вырванных из контекста цитат отдельных Святых Отцов. Подобное манипулирование как научными данными, так и богословскими мнениями - совершенно недопустимо и крайне опасно, прежде всего потому, что оно ставит христианство в ложное и нелепое положение.

Итак, если говорить в целом, то данный «учебник» оказывается ниже всякой критики. От научной картины мира здесь остаются лишь руины. А великие ученые предстают компанией жалких недоумков, шарлатанов и богоборцев. Это глумление – сознательная позиция креационистов, имеющих наглость именоваться «научными». Профессор А.С. Северцов пишет: «Можно утверждать, что с почерпнутым из данного «учебника» багажом знаний, выпускники православных школ не смогут сдать вступительный экзамен по биологии». Этот неутешительный вывод сделали и все остальные реценценты. По сути учащимся предлагается в высшей степени недоброкачественный продукт. Но школьный учебник, как и осетрина, не может быть «второй свежести». Что же касается его так называемой «православной основы», то это лишь наглядный пример того, как Имя Господа поминается всуе, что, как известно, есть грех.

Было ли благословение? Надо признать, что имеющееся на данном «опусе» благословение Святейшего Патриарха Алексия II позорит РПЦ и ставит в двусмысленное положение ее первоиерарха. Однако вопрос этот нуждается в пояснении. На первой книге Вертьянова «Очерк естествознания» также красуется благословение Патриарха. Однако о происхожении этого благословения Вертьянов, не без некоторых колебаний, сообщил следующее: оно получено от старца Наума из Троице-Сергиевой Лавры. Правомерен вывод: благословение - подложное, поскольку, при всем уважении к старцу Науму, он все-таки не является Патриархом РПЦ.

С благословением на «учебнике» ситуация иная. Оно получено не на «учебник», а на издательский проект Троице-Сергиевой Лавры, что, согласитесь не то же самое. Лавра издает много литературы, но в основном это репринты классических богословских трудов, не нуждающиеся в специальной экспертизе. В данном же случае, прежде чем писать «По благословению…», нужно было бы провести предпечатную профессиональную экспертизу. Но сделано этого не было. Итак, здесь тоже благословение подложное.

Рецензенты – «мертвые души». Однако «учебник» все же имеет научных редакторов. Кто же эти «специалисты», если они не заметили такого несметного количества грубейших ошибок? Здесь начинается поистине детективная часть истории.

«Общую научную редакцию» осуществляла, как написано, д.б.н. М.Г.Заречная. Она же редактировала IV раздел (происхождение жизни). Трудно поверить, что доктор биологических наук не заметил абсолютной безграмотности и полной научной несостоятельности «учебника». Но тут выяснились просто шокирующие подробности.

Кто же такая д.б.н. М.Г.Заречная. А никто! Нет такой и никогда не было. Вернее так: существует известный биолог, крупнейший в мире специалист по радиоляриям, д.б.н. из Санкт-Петербурга Мария Георгиевна Петрушевская, которая живет в последние годы в Серафимо-Дивеево. Она-то и была привлечена Вертьяновым для осуществления научного редактирования. Однако квалифицированный биолог, обнаруживая бесчисленные «благоглупости», пыталась объяснить автору кое-что из области биологии. Но сотрудничество у них не заладилось. И тогда Петрушевская, видимо, не желая компрометировать свое доброе научное имя, сложила с себя обязанности научного редактора. Вертьянов не растерялся. Он бессовестно воспользовался ее научным титулом и взял ее инициалы. А с фамилией поступил так: писать Петрушевская не рискнул, а написал название улицы, рядом с которой живет Мария Георгиевна – Заречная. Так появилась на свет главный научный редактор М.Г.Заречная.

Впрочем, этот подлог был не первым и далеко не единственным. Вертьянов воспользовался аналогичным приемом еще при издании своих предыдущих «трудов». Там вместо подлинной фамилии д.г-м.н. С.А.Тычкова из Новосибирска появился несуществующий редактор по фамилии И.И.Сибирцев. А вот другой вариант. Вертьянов привез рукопись из Дивеева в Москву и раздал большому количеству ученых с просьбой ознакомиться и написать рецензии. Ознакомились и честно написали все, что думали. Общий вывод самых разных людей удивительно совпал и звучит примерно так: все это настолько плохо, что исправить невозможно, рукопись надо бросить в корзину для бумаг. Именно такими словами выразила свое мнение автор этих строк, когда вручала Вертьянову свою рецензию. Другой бы на его месте прислушался к мнению специалистов. Но Вертьянов поступил иначе. Он взялся за перо. Так появились другие, весьма хвалебные рецензии, подписанные фамилиями этих ученых. Пострадавшие, а как еще назвать этих людей, публично заявили на последних Рождественских чтениях, что собираются подать в суд. Мошенничество, как известно - уголовно наказуемое деяние. А факты подлогов налицо.

Археолог из Новосибирска, д.и.н. П.В.Волков поведал мне, что так же поступили и с его отрицательной рецензией. Более того, имя этого уважаемого ученого значится в списке научных редакторов «учебника». Предпринятая П.В.Волковым попытка получить объяснения у самого мошенника успеха не имела – Вертьянов бесславно бежал с «поля боя», пообещав лишь в следующих изданиях убрать его имя.

Вертьянов и Вальшин – не клоны ли они? Я удивлю вас, уважаемые читатели еще раз. Но оказывается автор «учебника»… вовсе не С.Ю.Вертьянов. На самом деле фамилия этого скромного труженика на ниве православного образования Вальшин. Но не подумайте, что это – кто-то другой. Сведения и даже фотография этого «потомка» Остапа Бендера есть в интернете. Кто такие Вертьянов и Вальшин - братья-близнецы или клоны, мне неведомо. Но речь идет об одном и том же гражданине. Интересно и происхождение псевдонима – от названия деревни Вертьяново неподалеку от Дивеевского монастыря, где проживает наш герой. Конечно, псевдонимом никого не удивишь и криминала в этом нет. Но как в таком случае относиться к следующему: г-н С.Вальшин пишет сугубо положительные рецензии на «труды» г-на С.Вертьянова и публикует их в «Православной Москве (№ 20, 2003 г.), в «Руси Державной» (№ 09, 2005 г.), размещает в интернете.

«А воз и ныне там». Достойно сожаления, что Отдел религиозного образования и катехизации Московского Патриархата занял нерешительную позицию в этой неприглядной истории. Не было выполнено даже собственное решение отрецензировать «учебник» и провести его обсуждение. Для этой цели в апреле 2005 г. была создана рабочая группа под руководством сотрудника Методического центра ЦОУ Воробьева В.В. И хотя резенции давно написаны специалистами и собраны автором этих строк, минул почти год, а обсуждение не состоялось. Что это – небрежность или особая позиция?

Между тем данный более чем сомнительный опус спокойно продается в книжной лавке Высокопетровского монастыря (где расположен Отдел катехизации), продавался он и на Рождественских образовательных чтениях, проходящих под эгидой Отдела. Все это трудно считать случайностью или совпадением. Более того, участникам Чтений раздавались рекламные листовки «учебника», в которых без тени смущения опять в качестве научного редактора была представлена несуществующая М.Г.Заречная. А ряд православных школ Москвы, а возможно и других городов, завороженный «благословением Патриарха», уже закупил комплекты безграмотных «учебников». Вертьяновщина со всей ее невежественностью и глупостью шагнула в школьные классы.

А в листовке, между прочим, сообщалось, что Вертьянов готовит к изданию еще и «поурочный задачник». Таким образом, господа «научные» креационисты трудятся, не покладая рук, чего, увы, нельзя сказать об Отделе катехизации, прямое назначение которого – контролировать, чему и как учат в православных школах.

В утешение следует сказать, что попытка Вертьянова получить на свою «продукцию» гриф Министерства образования закончилась провалом. Экспертиза установила научную и методическую несостоятельность «опуса». Поэтому данное «творение» и учебником называть некорректно. Однако это обстоятельство «скромно» замалчивается автором и его сподвижниками.

Секрет привлекательности. Почему креационизм так пышно расцвел в лоне РПЦ, если судить по числу книг на церковных прилавках, а также его открытому преподаванию (в нарушение «Закона об образовании») в ряде московских православных школ? Секрет привлекательности прост - это популизм. Любая научная концепция требует для ее постижения серьезной научной подготовки, напряженной работы по усвоению материала, наконец духовных усилий для понимания. Но это становится лишним, когда слово берут креационисты: в их картине все просто и ясно - все объясняется чудом творения. Но Божественные чудеса не могут быть предметом научного исследования, поэтому о науке можно и не вспоминать. По сути, под антуражем православия нас хотят вернуть к магическому миропониманию. Креационизм, будучи квази-теологическим мышлением, лишь маскируется под истинную науку и истинное богословие. При внимательном анализе он - ни то, ни другое. Он - подделка, имитация, причем не слишком искусная.

Креационизм – путь к атеизму. Осмелюсь утверждать, что креационизм - это прямой и короткий путь к атеизму, к безбожному миросозерцанию. Он так искажает религиозные и научные истины, что нормальный, более-менее грамотный человек, вкусивший этот ядовитый плод, не просто теряет ориентиры, но утрачивает доверие к религии. Это быстрый и простой способ оклеветать Библию и превратить христианство в посмешище.

Симфония веры и знания. Можно ли непротиворечиво соединить данные эволюционной биологии и христианского учения о творении мира Богом? Не сомневаюсь, что такой синтез не просто возможен, но и необходим. Сошлюсь на мнение богослова ХХ столетия, профессора протоиерея Василия Зеньковского. В работе «Апологетика» (Париж, 1957) он писал: «Эволюция была и есть в природе, но она в разных ступенях своих нуждалась в воздействии Творца». Аналогичное понимание эволюционной идеи можно найти во многих работах современных богословов и ученых-христиан. Это свидетельствует о том, что идея эволюции, понимаемая верущими людьми как механизм развертывания Божьего замысла в мире, вовсе не чужда христианскому сознанию, а ее осмысление с позиций естественнонаучной апологетики представляет собой важную и даже необходимую задачу современного богословия.

Не навреди. Попытка креационизма внедриться в Российское образование не может не тревожить. Учитель, как врач, должен руководствоваться принципом «не навреди», сознавая свою ответственность перед Богом за каждого врученного ему ребенка. Поэтому педагог, преподающий детям «научный» креационизм под видом биологии, совершает педагогическое преступление. Если преподаватель не видит бессчетного количества грубейших ошибок, некомпетентности, которые переходят всякую меру в креационистской литературе, а наиболее яркое тому свидетельство – «учебник» Вертьянова-Вальшина, то он просто не имеет права идти на урок. И оградить детей от такого «учителя» - наш долг.

Но что же делать? Известный русский вопрос... Давайте думать вместе. Но идти в любом случае надо вперед, шаг за шагом продвигаясь к Истине, а не назад, по кривой дорожке в познавательный тупик, на которую усиленно толкают креационисты.